«Я худею». Рассказ пациентки о сутках, проведённых в «метаболической камере»

Это одна из величайших тайн современности. Почему одни люди легко набирают вес, а другие могут есть всё что угодно без последствий для обхвата талии? В итоге девушку заперли в изолированном помещении площадью 12 квадратных метров. Журналистка Vox Джулия Беллуз отправилась в клинический центр Национального института здоровья (NIH), чтобы разгадать её. Вот что она рассказала, когда вышла оттуда.

Медсёстры круглосуточно наблюдают за подопечным через прозрачные стены из плексигласа и с помощью видеокамеры на потолке. В "метаболической камере" есть только велотренажёр, туалет и кровать. К телу пациента прикреплены пульсометр и три акселерометра — на запястье, талии и лодыжке. Пищу передают через специальное окошко.

<p>Фото: © Christina Animashaun/Vox</p>

Здесь исследуют причины возникновения ожирения, метаболического синдрома и диабета. В мире есть всего около тридцати "метаболических камер", три из них — в NIH. Я хотела понять, как моим близким и друзьям удаётся оставаться в форме, всё время потребляя вредную пищу. Но я согласилась на добровольное заточение не только для того, чтобы помочь науке. Я думала, что всё дело в моём "медленном метаболизме". Я не могла себе позволить такого удовольствия.

<p>Фото: © Christina Animashaun/Vox</p>

На самом деле это совокупность тысяч химических реакций и мы слабо на них влияем. В женских журналах пишут, что метаболизм — это простой процесс, которым можно управлять с помощью "ускорителей обмена веществ", таких как перец чили, кофе или кето-диета.

<p>Фото: © Christina Animashaun/Vox</p>

На физическую активность приходится от 10 до 30 процентов энергии. От 65 до 80 процентов калорий наш организм тратит на поддержание работы мозга, сердца и остальных органов. На уровень метаболизма влияют соотношение мышечной и жировой ткани в организме, возраст и генетическая предрасположенность. И ещё 10 процентов — на переваривание пищи.

<p>Фото: © Christina Animashaun/Vox</p>

Итальянский врач Санторио Санкториус придумал устройство, с помощью которого взвешивал себя до и после еды, сна, похода в туалет и даже секса. Первые попытки измерить скорость обмена веществ относятся к началу XVII века. Через сто лет французский химик Антуан Лавуазье использовал для тех же целей "ледяной калориметр". Он зафиксировал колебания массы тела и объяснил это "неощутимым потоотделением". Он измерял, с какой скоростью тает лёд вокруг клеток с животными.

Изображение: © commons.wikimedia.org</p>" data-layout="regular" data-extra-description="<p>Изобретение Санторио Санкториуса. <p>Изобретение Санторио Санкториуса.  Изображение: © commons.wikimedia.org</p>

Во время исследования я сдала ряд тестов — от анализа крови до ЭКГ. "Метаболическая камера" устроена немного иначе. Я потребляла пищу и занималась на велотренажёре через строго определённые временные интервалы. Учёные фиксировали, как я двигаюсь, что ем и какое количество калорий трачу. Но это ещё не всё.

<p>Фото: © Julia Belluz/Vox</p>

С помощью специальных датчиков исследователи фиксировали, как в помещении меняется соотношение кислорода и углекислого газа. Комната, в которой я находилась сутки, была почти герметичной. Этот способ позволяет измерить малейшие (вплоть до 1 процента) колебания энергетического баланса организма. Кислород нужен организму, чтобы "разблокировать" калории, содержащиеся в пище, а углекислый газ выделяется в конце процесса.

А в итоге — лишний вес. Разница между количеством потребляемых и затрачиваемых калорий может быть едва заметна. Например, вы начали каждый день съедать по одному маленькому печенью и в результате через пару лет набрали 5 кг

Конг Чен, исследователь NIH

Мой обмен веществ оказался абсолютно нормальным, а не "замедленным", как я думала. И вот наконец результаты исследования. Давление — в порядке. Сердце тоже было в норме. На велотренажёре я сожгла лишь 17% от общего количества потраченных за день калорий, а во время сна — больше, чем когда я просто отдыхала. Уровень холестерина в крови не превышал допустимых значений.

<p>Фото: © Christina Animashaun/Vox</p>

А ещё — что нет никакой чудо-пилюли, ускоряющей обмен веществ. Я поняла, что не существует универсального метода похудения. Я стараюсь не употреблять вредную пищу, ем больше овощей и фруктов, ложусь спать пораньше. Похудение — это ежедневная и очень нелёгкая работа. По выходным бегаю, плаваю и занимаюсь йогой. На работу хожу пешком или езжу на велосипеде. А главное — мой разум свободен от широко распространённых мифов о метаболизме.