«Хотела бойфренда припугнуть». Фельдшер скорой — о фейковых самоубийцах

Её возлюбленный сначала увещевал расстроенную партнёршу, а потом, несмотря на два часа ночи, засобирался домой. Уж не знаю, что они там не поделили, а только барышня схватилась за сердце и стала "умирать".

— барышня демонстративно достала из маминой коробки с лекарствами пачку глицина, выдавила все таблетки из упаковки и тут же, разжевав, проглотила, запив съеденное водой. — Ах так!

Всю жизнь будешь каяться, когда из тюрьмы выйдешь. — На тебе будет смерть моя.

Он подошёл к удобно упавшей на диван "без сознания" подруге и начал нашаривать на её запястье пульс. Юноша занервничал. Барышня закатила глаза и истерично задышала, изображая агонию. Пульса он так и не нащупал, поскольку не умел. Бойфренд тут же набрал 03.

***

Отравление. "Суицид. Приняла сто таблеток неизвестного препарата…"

***

— врач вошёл в комнату и поставил на пол кардиограф. — Где? Фельдшер, гружённый ящиками с лекарствами и набором для промывания желудка, пристроился чуть позади, отдуваясь от быстрого подъёма на пятый этаж.

Врач подошёл к лежащей и пальцами приоткрыл ей глаза. Юноша кивнул на диван, где в одном нижнем белье, дыша из последних сил, возлежала самоубийца. Глаза тут же закрылись.

— Готовь всё для промывания, я пока давление измерю. — Косит, — подумал врач, но ничего не сказал и повернулся к фельдшеру. Или большую кастрюлю. А вы, — тут он перевёл взгляд на юношу, — найдите ведро. Наберите воды из-под крана и принесите сюда. Только чистые. Обязательно холодной. Холодной. Да… и тазик какой-нибудь.

Юноша опрометью бросился на кухню.

— фельдшер уже вставлял воронку в резиновый зонд. — Мыть будем?

Всё по правилам, — врач надел полиэтиленовый передник и аккуратно перевёл девицу из лежачего в сидячее положение. — А как же? — Давай полотенце, будем руки вязать.

— Это глицин был. — Не надо промывать, — девица открыла глаза. Хотела своего бойфренда припугнуть, а он, дурачок, скорую вызвал.

— врач изобразил на лице удивление. — Что значит не надо? Правила такие. — Надо. Может, вы нас обмануть хотите, чтоб мы уехали, а вы тут Богу душу без помех отдали.

Увидев ожившую подругу, он выронил таз, который с грохотом упал на пол. С полным ведром воды и тазом, из которого только что было выброшено в ванну постиранное бельё, возвратился бойфренд.

— И отойдите. — Сюда поставьте, молодой человек, — доктор жестом указал, куда именно поставить ведро и таз. Вяжите руки больной и держите покрепче. Коллега! Приступим.

Фельдшер зафиксировал девушку и зажал ей нос, а когда она открыла рот в надежде глотнуть воздуха, врач ловко ввёл резиновый катетер прямо ей в желудок.

Когда все десять литров воды были использованы, а тазик заполнился всем тем, что было съедено и выпито за вечер, фельдшер развязал барышне руки — и она бессильно откинулась на спинку дивана. Невзирая на отчаянные попытки сопротивления, промывание желудка прошло успешно. Из туалета доносились звуки, издаваемые юношей, чей желудок решил прочиститься без помощи врачей.

— врач снял фартук. — Понравилось? Сейчас поедешь с нами в больницу. — Это тебе не глицин по ночам лопать.

— Не поеду, — девушка обиженно надула губки.

Вызову психбригаду. — Не поедешь — не надо. Так что выбирай. Они и спрашивать не будут. Или с нами добровольно, или с ними в смирительной рубашке.

— девушка занервничала. — А в какую больницу?

С тобой поговорят и отпустят. — Если с нами, то в обычную. А там уже и на учёт поставят, и в институт сообщат. Если с "психами", то в психиатрическую. Ты ведь, наверное, в институте учишься?

Девушка утвердительно кивнула.

Потом захочешь права на машину — не получишь. — Ну вот. Ну и так далее. Захочешь на курорт заморский — не пустят. Надо оно тебе?

Девушка отрицательно замотала головой.

— Вы с нами поедете? — Тогда поехали, — врач посмотрел на бледного юношу, входящего в комнату.

— вышедший вслед из приёмного покоя молодой человек задержал медиков, усаживающихся в "газель". — Доктор! — Её надолго здесь?

Сейчас минут десять побеседуют с твоей подругой и отпустят. — Да успокойся ты. А то ей одной ночью домой страшно идти будет. Жди.

— А ей теперь какие-то таблетки пропишут успокоительные? — Да я такси вызову, — юноша помялся. Правда это? От них, я слышал, люди овощами становятся.

— Да и не назначат ей ничего. — Слухи врут, — врач усмехнулся. Не тот случай.

Ну, чтоб она поменьше нервничала. — А, может, вы что посоветуете?

— врач на секунду задумался. — Посоветовать? Пачек десять. — Купи ей глицина.