Волшебный пендель. Фельдшер — о том, как избавиться от боли

Коллеги дружно предлагали помощь в виде случайно сэкономленного диклофенака, а невролог, подрабатывающий на скорой линейным врачом, расписал целую систему излечения ненавистного радикулита. Боль в спине уже третий день мешала жить, несмотря на все принимаемые меры.

Слегка затихнув, боль возвращалась. Но тщетно. Особенно тогда, когда требовалось хоть немного помочь придержать носилки с больным или перевернуть очередное пьяное быдло, валяющееся на улице и мешающее прохожим наслаждаться жизнью.

Летом хоть не так сильно продувает, — беззлобно подначивал фельдшера кореш. — Тебе надо зимой отпуск брать, а не работать.

Типа не люблю тёплую водку и всё прочее. — Ага. А ты будешь летом в отпуске за меня страдать?

Для друга ничего не жалко. — Именно! Я помогу тебе написать заявление о переносе отпуска. Пойдём. А ты вместо меня с завтрашнего дня пойдёшь. Мне как раз в июле надо участком вплотную заняться.

— Лучше вколи чё-нить посущественнее. — Перебьёшься, — фельдшер скривился от надоевшей боли.

— кореш наполнил шприц диклофенаком. — Изволите морфину? — Так перебьётесь.

***

— К собрату едешь. — Держи, страдалец, — диспетчер сунул карту вызова. Три дня по два раза вызывает. У него тоже спинка болит третий день.

***

— фельдшер неуклюже плюхнулся на табурет. — Жалобы?

Надо бы обезболить. — Спина болит.

— Давно болит?

— Да дня три уже.

— К врачу обращались?

Я ж не дойду, — мужчина лет сорока жалобно заохал. — Ну куда я с такой спиной пойду?

Достав шприц, он сделал инъекцию, записал паспортные данные больного и собрался уходить. "Интересно, а я как хожу?" — подумал фельдшер, но ничего не сказал. Хотелось принять горизонтальное положение и хоть немного поспать. Ехидничать не хотелось.

— подал голос больной. — Сколько будет действовать?

— До утра хватит, я думаю.

Как вчера? — А утром опять вас вызывать? Можете что-нибудь посущественнее сделать?

— не удержавшись, произнёс фельдшер, но продолжать фразу не стал. — Изволите морфину? В поликлинику. — Утром к врачу.

— Так утром же опять заболит?

— Сейчас не болит?

Гораздо меньше. — Меньше.

Будете первым в очереди, — фельдшер, слегка присев, поднял ящик и ушёл, не сказав более ничего. — Тогда сейчас идите, пока не болит.

***

— Пожалуется ведь, — водитель сочувственно посмотрел на медика.

— Седьмая свободна… — Да и хрен с ним, — фельдшер дописал карту и взялся за телефон.

***

Промозглое серо-грязное январское утро наконец-то подползло к подстанции, давая разрешение закончить смену.

— Если совсем худо будет, садись на "больняк". — Одевайся, — заведующий бросил шприц в контейнер и снял перчатки. Хорошо бы МРТ сделать, посмотреть, что у тебя там со спиной. Без тебя справимся, не впервой. Договориться?

Не впервой, — спародировал начальника фельдшер. — Сам договорюсь.

Тогда лечись. — Ну, как хочешь. Отдохнёшь. А лучше слетай в Таиланд. С гарантией. Кстати, говорят, там такие спины в монастырях за три дня лечат. Отпуск возьми. Слетай. Хочешь, прям с сегодня?

Да что ж вы все, сговорились? — И вы туда же! — фельдшер застегнул ремень брюк и вышел в коридор.

***

К вечеру второго выходного дня полегчало благодаря интенсивному лечению по системе невролога, подрабатывающего на скорой линейным врачом. МРТ показала наличие всё тех же трёх межпозвоночных грыж.

Придержав рукой летающую на сквозняке из стороны в сторону дверь входа в подземку, он пропустил вперёд симпатичную барышню, а затем вошёл сам. Утром, плюнув на возможность отсидеться на "больняке", фельдшер бодро спустился в метро, подсчитывая в уме срок очередного взноса за взятый кредит.

Обиженная дверь, оставшись без медицинского внимания, со всей дури хлопнула фельдшера по спине, мгновенно поставив его в ту же позу, в какой давно стоит вся система медицины страны, — на карачки.

***

Сразу! — И вообще болеть перестало! — фельдшер демонстрировал коллегам чудеса гибкости спины, удивляясь произошедшей метаморфозе. И Таиланд не нужен!

Жалко, что не по башке заехало. — Эх-х! — Это тебе сверху знак. Сейчас бы умным стал, в отпуск пошёл, — заведующий юморил, но не терял надежды образумить подчинённого. Не ехидничать надо, а спасибо сказать. Типа последний раз спасаем. За предупреждение.

— фельдшер пафосно возвёл глаза к потолку и в шутку перекрестился. — Господи! Реально, как отрезало. — Спасибо тебе, Господи! Об одном тебя только спрошу: почему ты это сделал сегодня перед сменой, а не позавчера перед выходными? Ничего не болит.