Вернулся с топором. Фельдшер скорой — о разборках на районе

Просто одного бдительная квартирная наблюдательница не заметила. Пострадавших было двое. Во-вторых, седьмой этаж не приспособлен для качественной оценки происходящего полуслепыми старушечьими глазами. Во-первых, на дворе ночь. Но ситуация была аховая. И в-третьих, второй пострадавший лежал внутри детской песочницы, полускрытый деревянным бортиком, а не снаружи, как первый. Фельдшер, осветив местность фонариком смартфона, тут же крикнул водителю связаться с центром, чтоб прислали ещё одну бригаду.

Именно разрублена. У первого, лежащего снаружи песочницы, была разрублена задняя поверхность левого бедра. Одним ударом. От ягодицы почти до подколенки. И кровь. До кости. У второго такой же мощный удар пришёлся в область правой почки, верхушка которой проглядывала в глубокой ране. Много крови. Много крови. И тоже кровь.

И оба дышали.

На волокушах подтащив того, что с бедром, к свету фар, фельдшер с водителем вернулись за вторым и перетащили его туда же. Уличного освещения в эту ночь почему-то не предусматривалось.

Для верности бедро было стянуто брючными ремнями, снятыми с пострадавших. Перевязать рану на бедре возможности не представлялось, поэтому фельдшер замотал её стерильной простынёй, взятой из родильного набора.

— Прим. Когда фельдшер уже ставил капельницу, подлетели БИТы (сотрудники бригиды интенсивной терапии. Выкатив каталку, фельдшер и водитель быстро загрузили того, что с почкой, к себе. а).

Я тут сама пока… — врач начала ставить внутривенный катетер. — Идите другану помогите.

Водители уже вытаскивали каталку первой приехавшей бригады. Фельдшер БИТов спрыгнул со ступеньки "газели". Вчетвером управились быстро.

— из фельдшера БИТов фонтаном шпарил адреналин. — Ещё нужна помощь?

Спасибо, что погрузить помог. — Дальше сам справлюсь.

— фельдшер БИТов закрыл дверь и умотал в свою машину. — Завсегда!

***

Сплошная свастика и всякие знаки фашистские. — …В реанимации раздеваем его, а по плечам татухи. Какую ж суку спасали! Меня аж затрясло. А тут на тебе! У меня дед в 43-м погиб за Родину. — фельдшер БИТов делился впечатлениями от увиденного.

— Врач в реанимации вообще предложил усыпить недобитого врага. — Мой такой же, — друган неторопливо дожёвывал бутерброд. Шуткой, конечно, но взгляд у доктора был у-у-ухх… ну очень злой.

Двое из ларца! — Эй! — Тут по вашу душу милиция, — и рассмеялась по-доброму. — заведующая поманила обоих в свой кабинет. Хоть перед пенсией отдохну от ваших приключений. — Может, хоть в этот раз вас заарестуют.

— Здаёмси-и-и, — фельдшеры, подняв руки и опустив головы, гуськом вошли в начальственные покои.

***

— В три часа ночи. — Сидел дворник-гастарбайтер на детской площадке, — майор складывал протоколы опроса в кожаную папку, одновременно делясь с фельдшерами результатами оперативной работы. Пиво пил, — майор усмехнулся. Никого не трогал. Тут ваши кренделя пострадавшие нарисовались. — Нашёл тоже время и место. Шугнули его. Тоже пьяные. Дворник убежал, а они уселись на площадке дальше бухать. Типа, на родине пить будешь, а это наша земля. С топором. А дворник взял и вернулся. Последствия возвращения вы видели.

***

— И у нас, и у них, и вообще. — Так что му… дураков везде хватает, — фельдшер повесил форму на вешалку.

— Но почему они всегда начинают уничтожать друг друга именно в нашу смену? — Может, оно и так, — напарник запер шкафчик на ключ.