Убийственная теория. Как ВИЧ-диссидентка умерла за миф

В конце мая умерла одна из самых известных представительниц этого движения – 36-летняя Софья Мясковская. ВИЧ-диссиденты — это люди, которые отрицают существование ВИЧ-инфекции и отговаривают больных лечиться. До этого умерли два её сына: мальчики заразились ВИЧ от матери, но лечить она их не стала — один умер в четыре года, второй не дожил и до первого дня рождения.

Вполне возможно, что её коллеги даже не подозревают, что она погибла из-за своей же ошибки. Скромное фото делопроизводителя фонда капитального ремонта Орловской области с недавних пор венчает траурная лента — сослуживцы скорбят и пока не торопятся убрать с сайта организации изображение колоритной брюнетки с ярко накрашенными губами. Она отказывалась принимать лекарства, которые могли бы спасти жизнь и ей, и её детям. Женщина была ВИЧ-инфицирована, но в существование этого заболевания не верила. Звали её Софья Мясковская, в соцсетях женщина часто пользовалась псевдонимом Стефания Иванова.

FE</p>" data-layout="regular" data-extra-description="<p>Скриншот © L! <p>Скриншот © L! FE</p>

В 2012 году во время беременности Софья (тогда ей было 30 лет) сдала стандартный анализ и узнала, что у неё ВИЧ. Первым умер её сын — маленький Матвей. Врачи объяснили девушке, что если ВИЧ-положительная мама принимает необходимые препараты, то риск заразить ребёнка вирусом, пока он находится в утробе, приближается к нулю.

Они говорили, что ВИЧ — это миф, он придуман, чтобы фармкомпании наживались на необразованных людях. Софья активно пользовалась Интернетом, где и познакомилась с ВИЧ-диссидентами. Отрицатели были очень убедительны, поэтому девушка отказалась принимать лекарства, которые ей назначил врач.

Но потом его мама решила, что с ребёнком всё в порядке, и отказалась от терапии. Когда мальчик родился, первые шесть недель ему давали необходимые препараты для профилактики. Заставить её лечить собственного сына никто не мог.

Софья не дала своему сыну ни единого шанса. ВИЧ-инфекция — это неизлечимое заболевание, но если принимать АРВТ (антиретровирусную терапию), то можно поддерживать иммунитет в нормальном состоянии и жить полной жизнью. Мальчик заразился ВИЧ-инфекцией, и без лекарств его здоровье ухудшалось с каждым днём.

<p>Фото: © РИА Новости/Павел Лисицын</p>

Была в том числе энцефалопатия (поражение головного мозга) — в два года он не сидел, не ходил, с трудом двигал ручками и ножками. У малыша развился СПИД с тяжёлыми осложнениями. Софья считала, что плохо ребёнку как раз от токсичных лекарств, которые он получал в первые недели жизни.

Кроме того, Софья собирала в Интернете деньги на "лечение". Она много рассказывала о здоровье Матвея в соцсетях и пыталась на примере своего сына доказать, что ВИЧ не существует, мол, вот он, живой и почти здоровый. Лекарств мальчик так и не получил. На собранные средства она свозила сына в Евпаторию на дельфинотерапию.

Матвей умер в 2015 году, не дожив двух месяцев до своего четвёртого дня рождения.

FE</p>" data-layout="regular" data-extra-description="<p>Скриншот © L! <p>Скриншот © L! FE</p>

Малышу не было и года. А в 2016 году умер Егор, младший сын Софьи, у которого тоже был ВИЧ. Когда грянул СПИД, подключить необходимую терапию просто не успели. Мальчик вплоть до смерти не получил ни одного препарата от ВИЧ-инфекции. Но за то, что она не лечила ребёнка, мать никто не наказал. Но об этом Софья так подробно не писала, потому что против неё возбудили уголовное дело о причинении смерти по неосторожности. По некоторым данным, супруг Софьи — известный в Орле адвокат, который, возможно, и помог жене избежать уголовного преследования.

Активистам группы "ВИЧ/СПИД-диссиденты и их дети" в соцсети "ВКонтакте" (они и обнародовали всю информацию про Мясковскую) удалось узнать точную причину её смерти: двусторонняя пневмония на фоне ВИЧ-инфекции. И вот спустя два года собственные убеждения отправили в могилу и саму Софью.

С 2011 года Софья сидела в группах ВИЧ-отрицателей, убеждая окружающих, что лечить ВИЧ не надо. Известно, что в последнее время она перестала активно переписываться со своими единомышленниками в соцсетях — возможно, здоровье уже просто не позволяло столь же уверенно рассказывать всем, что ВИЧ не существует и никого не убивает. В этих пабликах она оставила 4916 (!) комментариев.

А на том конце провода её идеи впитывала женщина, которая отказалась от профилактики новорождённой дочери, которой только-только подтвердили заражение. — Показателен случай, когда она по Skype показывала своего ребёнка со СПИДом другой мамочке из группы. И таких "консультируемых" у Софьи были десятки, — рассказал Кирилл Воробьёв, администратор группы "ВИЧ/СПИД-диссиденты и их дети". Ребёнок стал глубоким инвалидом, и даже строгое следование указаниям врачей уже никак не исправит эту ошибку.

Активисты описывают эту женщину как убеждённую ВИЧ-диссидентку, которую не сломала даже смерть собственных детей.

Никак. — Меня испугало то, как она отреагировала на смерть первого сына Матвея. Так же хохотала, ёрничала... НИКАК! А ведь он не внезапно умер, были же многие месяцы в больнице, в реанимации. Ни намёка о смерти ребёнка. Но ещё больше всех испугала попытка скрыть смерть мальчика. Но в группах ни слова! Тогда я подумала, что она или актриса хорошая, или у неё расстройство психики, — рассказывает активистка движения "Пациентский контроль" Юлия Верещагина. Она писала, мол, "вот он, живой сидит и кашу ест".

FE</p>" data-layout="regular" data-extra-description="<p>Скриншот © L! <p>Скриншот © L! FE</p>

И это только те случаи, которые получилось проверить: активисты общались с самими заражёнными (когда те были ещё живы), с их родственниками и находили подтверждение, что умершие отрицали существование ВИЧ. На сегодняшний день, по данным группы "ВИЧ/СПИД-диссиденты и их дети", идеи отрицателей убили 84 человека, из них 17 детей. На самом деле погибших может быть гораздо больше.

Несмотря на многочисленные примеры того, как идеи ВИЧ-отрицателей ломают людям жизнь, законодательно до сих пор никакого наказания для них не существуют.

В конце концов, мы же не можем запретить то или иное мировоззрение отдельных личностей? — Вопрос крайне сложный, прежде всего с моральной точки зрения. Здесь должны провести очень серьёзную работу юристы, чтобы учесть все тонкости нашего законодательства. С другой стороны, почему дети должны страдать из-за идей своих родителей или родственников? А у нас пока предметно этим, к сожалению, никто так и не занимается, — говорил ранее руководитель федерального СПИД-центра Вадим Покровский.

Пусть по закону наказания для ВИЧ-отрицателей нет, возмездие их всё равно настигает — Софья тому очень яркий и печальный пример.

<p>Фото: © РИА Новости/Виталий Белоусов</p>

Например, ранее самую известную ВИЧ-диссидентку, врача Ольгу Ковех, с позором уволили с работы. Есть и другие. Как минимум пятеро из них в итоге умерли. За время своей работы "доктор Смерть" проконсультировала (в том числе по Интернету и телефону) не меньше 50 человек, заражённых ВИЧ. Кстати, врачебного диплома (а Ковех, как ни парадоксально, дипломированный врач-терапевт) её никто лишать не собирается.

А вот одна из её цитат:

Максимум, на что вы сможете рассчитывать после незащищённого полового акта, это у вас день пиписька почешется. "Если у вас здоровые почки, мочевой пузырь и вся мочеполовая система, вы ни при каких условиях не заболеете ни молочницей, ни гонореей, ни трихомонозом. Но если же вышеперечисленные системы у вас "слетят", тогда вы заболеете без всякого секса". (Орфография и пунктуация автора сохранены.) И всё.

Но это психологическая соломинка, которая тянет на дно, — считает Кирилл Воробьёв. — В нашей стране, ввиду огромного количества проблем в сфере профилактики и лечения ВИЧ, отрицание болезни выгодно очень многим. Но сделать максимум, чтобы человек осознал своё положение, может любой неравнодушный человек — врач, организатор здравоохранения и другие. — Я не думаю, что можно это победить или сломать. Это тот самый случай, когда знание — сила. Ведь в 2018 году от ВИЧ уже сложно умереть, если ты знаешь, что с ним делать.