Тело на запчасти. Стать донором органов – право или обязанность?

Не потенциальным, которому предлагается подумать, "быть или не быть". Глава германского Минздрава Йенс Шпан на днях предложил с трибуны Бундестага немцам считать каждого члена немецкого общества донором органов. Нет, жить не запрещается, конечно, но когда придёт время умирать, будьте готовы к тому, что вас разберут на запчасти для нуждающихся, хотите вы этого или нет. Вопрос ставится проще и жёстче — как только родился, так сразу считаем, что на органы пригодился. В том числе и его однопартийцы из ХДС. Шпана пока не поддержали. Но, как говорится, ещё не вечер.

Всеобщая донорская обязанность

<p>Фото © AP Photo/Nick Ut</p>

Депутаты по-будничному перетёрли озвученную мысль и остались каждый при своём мнении. Кипения страстей при обсуждении идеи не было. Удивительно, что никому в голову не пришло попытаться сопоставить предлагаемую норму автоматического поголовного зачисления населения в доноры органов с такой европейской ценностью, как права человека.

Если, конечно, об этом они будут знать: каждому индивидууму по достижении совершеннолетнего возраста разрешается написать отказ от своего посмертного донорства. Нет, робкую надежду на то, что личность может быть собственником своего тела, немцам оставят.

Если, конечно, он в курсе, что его занесли в доноры.

Нормы приличия соблюдены? Всё?

В этой стране, согласно врачебной статистике, ежегодно умирает 150 человек, не дождавшихся подходящего им по всем параметрам органа для пересадки. Немцы, между прочим, не пионеры идеи "всеобщей донорской обязанности": соответствующие законы действуют уже в 18 странах Европы, среди которых Австрия, Испания, Бельгия… Самый свежий член клуба автоматического донорства — Нидерланды, вступившие в него в середине февраля 2018 года.

Очереди нуждающихся в пересадке растут везде и постоянно. Нехватка органов — глобальная проблема для любой страны мира. Даже в столь развитых в экономическом и научном отношении США сроки ожидания, например, донорской почки увеличились за последние 20 лет с 400 дней до 1100.

В Испании таких — 63% населения (12-е место в Европе), но при этом именно пиренейское королевство лидирует по числу производимых ежегодно трансплантаций на душу населения: на каждый миллион официально зарегистрированных жителей страны приходится 85 пересадок органов, а общее число подобных операций — около пяти тысяч в год. В Европе наиболее высокий процент населения, согласного стать посмертным донором, отмечен в Швеции — 83 человека из каждых 100 шведов готовы передать свои органы тем, кто в этом нуждается.

<p>Фото © AP Photo/Molly Riley</p>

В течение 2014 года в странах организации (более поздними данными не располагаю) было пересажено 7194 органа от 2041 посмертного донора. В Европе существует система Eurotransplant, в которую входит восемь государств (Австрия, Бельгия, Венгрия, Германия, Люксембург, Нидерланды, Словения и Хорватия) с общим населением 136 миллионов. В РФ в том же году (население 142 млн) проведено 1522 трансплантации, в которых были задействованы не только органы посмертных доноров (465 человек), но и живых (316).

Только в очереди на пересадку почки сегодня стоит около 11 тысяч человек. Названное количество операций — это не более 10% того, что необходимо россиянам сегодня. Новая печень нужна 2000, лёгкие — 800, поджелудочная железа — 300, сердце — 100.

Меньше — только в шести странах Старого Света: Болгарии (42%), Австрии (39%), Турции (42%), Румынии (31%), Македонии (26%) и Латвии (25%). Среди европейских государств Россия по доли населения, допускающего использование своих органов после смерти для лечения других людей, составляет 43%.

Но между теорией и практикой, как известно, существует некоторая разница: реальное посмертное донорство в России выражается цифрой 3,3 случая на миллион жителей. Казалось бы, с учётом общего количества населения РФ недостатка в предложении "продукта" ощущаться не должно. В 20 раз ниже испанского показателя и в 10 раз меньше — среднеевропейского.

Всё объясняется существованием в 18 странах так называемой "презумпции согласия" стать посмертным донором?

Каждый из нас — набор запчастей для другого?

<p>Фото © AP Photo/Al Hartmann, Pool</p>

Это предусмотрено Законом "О трансплантации органов и (или) тканей человека" (действует с 1992 года). Скорее всего, для большинства нашего населения явится новостью, что все мы — тоже "набор запчастей для других". Часть своего тела. Есть в этом документе статья "Презумпция согласия на изъятие органов и тканей", подразумевающая, что каждый член общества по жизни должен остальным. Более того, не знаю, как вам, а мне вообще ничего об этом "общественном долге" известно не было, пока не занялся изучением описываемой темы. Нас не допекают ежедневным напоминанием об этом. А за плечами у меня — шесть десятков прожитых лет.

Я его кормил-поил-поддерживал в хорошей физической форме… теперь знаю для чего. Сегодня я знаю, что организм мой мне не принадлежит. Очень похоже на выращивание животных для последующего забоя и использования по назначению.

Видимо, наш Минздрав считает, что так можно решить проблему нехватки некоторых деталей организма. Все мы — бесплатные доноры органов, получается. Слишком дорого? Извините, а все эти опыты по клонированию и выращиванию отдельных почек или печени?

Личность может продать имеющуюся у неё квартиру, машину, дачу, серёжки с бриллиантами, почему не разрешить ей хоть что-то "наварить" с передачи нуждающемуся своей печени? А если человек хочет, чтобы от него мёртвого (погибшего в автокатастрофе, например) была хоть какая-то польза родным и близким? И очередей за органами нет. В Иране такая практика закреплена законодательно.

И заработать — не грех

<p>Фото © AP Photo/Niranjan Shrestha</p>

И не такое уж редкое явление. Не секрет, что передача органов за вознаграждение существует. Согласно данным, имеющимся в распоряжении колумбийского издания Semana, только операций по пересадке почек в мире за год проводится 70 тысяч и в 4000 случаев органы приобретаются за деньги.

операций по пересадке почек. Как сообщает колумбийское издание Semana, ссылаясь на данные Всемирной организации здравоохранения, за год в мире производится примерно 70 тыс. случаев реципиенты покупают органы. И не менее чем в 4 тыс.

Если учесть, что приобретаются органы у доноров по цене €35–40 тыс., нетрудно посчитать навар мафии на этом. Цена почек на черном рынке Европы, по сведениям неправительственной организации Human Rights Watch de Asia, доходит до €230 тыс., печени — до €133 тыс., лёгкого — до €150 тыс., поджелудочной железы — до €120 тыс. Который перераспределял бы полученное затем больницам. А ведь при организации официальных сделок по возмездной трансплантации органов зарабатывала бы не оргпреступность, а Минздрав.

Старое правило: если не можешь развалить (чёрный рынок органов), то возглавь (и отрегулируй официально процесс возмездного донорства).

Вы уверены, что известный финансист Дэвид Рокфеллер, перенёсший семь успешных операций по пересадке сердца и скончавшийся после восьмой, вот так честно дожидался, пока до него дойдёт очередь и бесплатный "мотор"? Кстати, вопрос тем, кто убеждён, что все нуждающиеся в пересадке равны между собой и честно выстаивают свою очередь к трансплантологам.

Или просто выжить в критический период. На вырученные деньги родные и близкие донора (причём не обязательно мёртвого, но и живого тоже) могли бы решить вопрос получения образования, например.

"Я решаю" — как стимул донорства

<p>Фото © AP Photo/Jamie-Andrea Yanak</p>

Очень сильно сомневаюсь, что таких наберётся больше одного из тысячи. Скажите честно, кто из вас знал о существовании Закона "О трансплантации органов" до момента, пока не прочёл о нём в этой статье?

И организовывать информационные кампании по привлечению в ряды доноров новых и новых людей? Ну и почему бы властным структурам (медицинской власти в том числе) не объявлять время от времени населению о существовании упомянутого этого закона? Я о массовых кампаниях и широкой разъяснительной работе, а не о скромных приглашающих в доноры листочках, затерявшихся где-то среди прочих бумажек на доске объявлений в поликлинике.

Как-то раз, зайдя в очередной собор полюбоваться фресками, обнаружил возле ящичка для сбора пожертвований стопку открыток с надписью No lleves tus Organos al Cielo. В испанских католических храмах мне приходилось бывать неоднократно. Nosotros los Necesitamos Aquí.

Мы нуждаемся в них здесь". "Не уноси свои органы на небеса. Уверен, что и не дорогая. Ненавязчивая и очень доходчивая кампания по пропаганде донорства. Убеждающая. Но информативная и берущая за душу.

В российских церквах что-то подобное есть?

Или проще и дешевле спрятаться за формулировкой "незнание не освобождает"? Ответственные лица боятся, что народ узнает, что он уже — донор, и начнёт вспоминать о неприкосновенности личности и праве её на что-то?

Шумакова. <p>Пациентка Елена Тюрина, которой провели уникальную операцию одновременной пересадки сердца и лёгких в научном центре трансплантологии и искусственных органов имени академика В.И.  Шумакова.  Фото © РИА Новости / Владимир Астапкович</p>

В конце концов, почему о всеобщей воинской обязанности гражданам России напомнить ни зазорным, ни чересчур дорогим не считается, а про принудительное донорство — как раз наоборот?

Любой психолог вам скажет, что человеческая натура устроена так, что ей приятно считать себя автором принимаемого решения. А может быть, правильнее будет с точки зрения морали поменять "презумпцию согласия" в законе на "испрошенное согласие", при котором придётся дожидаться, когда человек придёт в соответствующее медицинское заведение и выразит лично своё желание стать донором после смерти? Дайте человеку почувствовать, что он сможет спасти жизнь другого человека, причём после своей смерти, а значит, без ущерба собственному здоровью, — он вам мир перевернёт, не то что в доноры вступит. Шведы тому примером.

Не обязательно, что страстной, резкой и с перекошенным лицом. А реакция на "без меня меня женили" (то есть записали в доноры без спросу) будет негативной. Достаточно фиги в кармане и произнесеённого "нет" без эмоций.

На каждого из обращавшихся заводится карточка донора, и все необходимые данные вносятся в регистр, доступ к которому возможен из любой точки страны и мира, где имеется возможность выйти в Интернет. Практика зачисления в доноры на основе принципа испрошенного согласия осуществляется в США. Америка нам, конечно, не указ, но кое-что полезное из её жизни перенять стоит.