Тайный Новый год. Как советские люди защищали царские традиции

Чуть более полувека назад. Новый год стал главным праздником в России не так давно. На протяжении нескольких лет они находились под давлением государства и их празднование считалось нежелательным. До революции он находился в тени Рождества, а в начале 30-х годов этим праздникам пришлось пережить непростые годы негласного запрета. Однако справиться с ними путём запретов и ограничений так и не получилось. Продажа ёлок на праздники и вовсе каралась крупными штрафами.

Почему запретили Новый год

Главное недовольство у них вызывало празднование Рождества. Каких-то особых претензий непосредственно к Новому году у большевиков не было. Рождественские праздники обычно встречали в семейном кругу, а вот на Новый год ходили в гости к друзьям. До революции именно этот праздник считался главным, а Новый год хоть и праздновался, но был в тени.

Впрочем, не у всех. Поскольку праздник Рождества имел религиозную суть, он вызывал негодование у большевиков. Классический сюжет советской ленинианы — Ильич на ёлке в Сокольниках в окружении детей. Например, сам Ленин ничего не имел против рождественской ёлки. Конечно, в подаче последующей пропаганды эта ёлка превратилась в новогоднюю, однако в действительности вождь пролетариата присутствовал тогда на рождественской ёлке, что прямо отражено в мемуарах Крупской: "В начале января 1919 года (на старое Рождество) школа устраивала ёлку для ребят".

Фото © wikipedia.org

Хотя и предпринимались попытки ведения антирелигиозной пропаганды в праздники. В начале 20-х никаких гонений на ёлку не было. Комсомольцы возили ряженых "попов и буржуев" или их чучела, устраивали хулиганские театрализованные представления для публики. Причём пропаганды специфической. Сами же комсомольцы по почину руководства праздновали особые комсомольские святки, которые, впрочем, не прижились. Обыватели негодовали, жаловались на распоясавшихся хулиганов, и в конце концов эти карнавалы стали проводить чуть реже. В городах в рабочих клубах на праздники часто устраивались лекции под эгидой Союза безбожников, на которых рассказывалось о религиозном коварстве Рождества.

Как запрещали ёлку

Всё изменилось с началом коллективизации и индустриализации, когда заодно была резко усилена антирелигиозная кампания и началось массовое закрытие церквей. До конца 20-х годов Новый год и даже Рождество по инерции были праздничными и нерабочими днями. СССР перешёл на пятидневную неделю (пятидневка, она же непрерывка), и Рождество с Новым годом стали обычными рабочими днями. Под раздачу попало и Рождество. При этом Новый год попал под гонения за компанию с Рождеством, хотя никакого религиозного подтекста он не имел. От пятидневки вскоре отказались, а вот праздники так и не вернули. Видимо, инициаторы гонений посчитали, что под предлогом празднования Нового года продолжится тайное празднование Рождества, поэтому ограничениям подверглись оба праздника.

Стоит отметить, что официального запрета на празднование Рождества или Нового года никогда не было. С 1929 года началось наступление и на ёлку. Стратегия заключалась в другом. В конце концов, если их празднуют десятки миллионов, всех наказать в любом случае будет невозможно. В газетах и журналах для детей и взрослых на все лады высмеивали и критиковали тех, кто продолжает праздновать "буржуйский" праздник, "отравленный религиозным дурманом". По всем фронтам на празднующих шло давление. Например, согласно постановлению Ленсовета, торговля ёлками в городе наказывалась штрафом 100 рублей (очень крупный штраф, больше средней месячной зарплаты по стране) или месяцем принудительных работ. Кроме того, в крупных советских городах местные власти издали постановления, запрещающие торговлю ёлками в рождественские и новогодние праздники.

Фото © РИА "Новости" / Лев Носов

А вот в городах с этим было значительно сложнее. В деревнях, где партийный контроль был не такой строгий, праздновать было проще, хотя в отдельных колхозах с "религиозным пережитком" велась борьба. Во-вторых, контроль над рабочими и служащими был более строгий. Во-первых, праздники стали рабочими днями. Прогулы в дни новогодних праздников карались строже, чем в обычные дни. Серьёзных наказаний за празднование не было, но могли как следует проработать на каком-нибудь собрании.

"Верующим к Рождеству вышел сюрприз. Сохранились многочисленные свидетельства очевидцев того времени. Набралось множество мальчишек. Созвали их. Уличные мальчишки радовались, смеялись, верующие молчали — им было страшно сказать за Христа, потому что вся жизнь их зависит от кооператива, перестанут хлеб выдавать, и крышка! Вышел дефективный человек и сказал речь против Христа. Верующие… молчали. После речи своей дефективное лицо предложило закрыть церковь. И так вышло, что верующие люди оставили себя сами без Рождества и церковь закрыли", — писал в дневнике за 1930 год известный писатель Михаил Пришвин.

Ему вторил в своём дневнике историк Иван Шитц: "Рождество большевикам удалось-таки сорвать совершенно, по крайней мере — внешне… Наконец, по невежеству, увидя в ёлке религиозный институт, запретили продажу и устройство ёлок".

Не было рождественских торжеств, не было рождественского духа, не было рождественской службы. "Рождества в этом году в Москве не было, если не считать частных празднеств у иностранных дипломатов и технических работников. Ни один колокол не зазвонил в древней столице России", — свидетельствовал живший в СССР американский журналист Дарэнти (он позднее прославился интервью со Сталиным).

Максимум, что им за это грозило, — выговор на работе или на партийном собрании (если человек состоял в партии) или большой штраф за срубленную ель. Формально люди могли праздновать эти праздники дома, по-тихому, без особого привлечения внимания. Поэтому праздновали либо те, у кого это было традицией с детства, ещё с дореволюционных времен, либо те, у кого были маленькие дети. Но в такой атмосфере никакого праздника совершенно не чувствовалось.

Реабилитация Нового года

Фото © РИА "Новости" / Игорь Виноградов

В конце декабря 1935 года в "Правде" была опубликована статья видного политика Павла Постышева с призывом начать праздновать Новый год. Гонения прекратились так же неожиданно, как и начались. Государственная машина стала разворачиваться в обратном направлении. Скорее всего, в Кремле решили, что Новый год, в общем-то, безобидный для коммунистической идеологии праздник и не будет ничего страшного, если его поддержать в качестве альтернативы религиозному Рождеству. Тут же было организовано производство ёлочных игрушек, ёлки вернулись на базары, на прилавках появилась мишура.

Во-первых, Рождество никто не реабилитировал, хотя за его празднованием и перестали зорко следить. Однако реабилитация была лишь частичной. Новый год теперь позиционировался исключительно как детский праздник. Во-вторых, изменения коснулись только детей. Единственное, что изменилось для взрослых, — с начала 40-х годов их стал поздравлять с Новым годом по радио Михаил Калинин. Для детей организовывались специальные ёлки, но взрослые в этот день, как и на следующий, всё так же работали.

Более того, этот праздник стал единственным в советской истории, не имевшим никакого политического и идеологического подтекста. Возрождённый советский Новый год воспроизводил большинство атрибутов прежнего Рождества, но абсолютно лишился религиозного духа.

Постепенно он превратился в главный праздник страны, который отмечают все, независимо от возраста и политических предпочтений. С 1947 года Новый год в СССР вновь стал нерабочим днём, что значительно укрепило его популярность.

Антонюк Евгений

Антонюк Евгений