«Слышишь, тварь?» Фельдшер скорой — о пациентах, которые издеваются над медиками

Я желаю, чтоб ко мне сейчас же приехала бригада. — Слышь ты, тварь? Сейчас! Ты меня поняла, сука? Сидишь там на ж. А не когда освободится! Мне жаловаться? Час уже жду. Или приехать всех на пол положить? Так я пожалуюсь. — голос в телефоне диспетчера срывался с тенора на фальцет.

Найдя искомое, она скинула ей вызов и, бросив в трубку привычное "Ждите. Диспетчер сдерживалась и, суетливо шаря по экрану компьютера, искала ближайшую к месту вызова бригаду. Бригада выехала" отключилась от абонента.

— Уже пятый раз перезванивает, — диспетчер сунула под язык таблетку от давления.

— сидящая рядом напарница прикрыла телефонную трубку рукой. — Чего опять хочет?

Давление померить. — Сердце послушать. Три раза уже к нему сегодня ездили. Что ещё он может хотеть перед очередной бутылкой? Всё как всегда.

***

Хамили. — Обслужили плохо. Требую, чтоб вернулись и обслужили как положено. Хотели денег за свои услуги. И извинились, — голос в трубке горячей линии срывался с фальцета на тенор.

***

Какой уже день пьёт и скорую себе вызывает, — девочки-фельдшеры возмущённо в два голоса высказывались ответственному врачу. — Да пьяный он! И всё. — Сказали ему, что выводить из запоя в наши обязанности не входит. Матом крыть. А он орать начал. Жаловаться обещал.

— Думаю, жаловаться не будет. — Ладно, — ответственный врач сунула под язык таблетку от давления. А вы всё-таки старайтесь впредь до скандала дело не доводить. Проспится и забудет всё. Чтоб всё по делу. Работайте вежливо, корректно. Или вы на сутках? Сейчас домой?

На сегодня хватит, — девушки подхватились к выходу. — Не-не-не. — Ребята уже пришли в ночь.

И чтоб я вас до послезавтра не видела, — заведующая шутливо погрозила пальцем. — Тогда сдавайте им бригаду — и домой, отдыхать. — Спасибо за работу.

***

Тогда держи! — На девятнадцатую? Не ленись. Наркотики, сильнодействующие… Считай, считай. Ящик в машине, кардиограф в машине, кислорода два баллона полных. Так… Вот телефон. Побежали мы, а то электричку пропустим. Ну всё. Чмоки, чмоки…

— Непутёвые… — один из фельдшеров новой смены засовывал в карман коробочку с наркотиками.

Второй, прикинув размер лежащих в ящике резиновых перчаток, бодро пошёл к своему шкафчику, где ещё с прошлой смены заныкал для себя и друга перчатки размера на три побольше.

***

— управленец, дежурящий на горячей линии, перезванивал на станцию. — Что там у вас опять за дела? Опять деньги требуют? — Опять ваши хамят? Ладно уж… — голос подобрел. Надоело, знаете ли, каждый раз жалобы от клиентов выслушивать. Девятнадцатая? — Какая бригада на вызове была? Поняли меня? Вот пусть ещё раз на этот адрес съездят, извинятся и сделают всё, что от них требуется. Ну и славно, — дежурный по горячей линии повесил трубку и сунул в рот только что подогретый в печке СВЧ бутерброд с колбасой и сыром.

***

— держа в руках карту вызова друзья слушали напутствие ответственного врача. — А за что мы извиниться должны? Даже ни разу ещё не выехали! — Мы ж только пришли! И почему вне очереди? Когда это мы кому нахамить успели? Перед нами ещё две бригады филонят.

Приказали сверху прислать ту же бригаду. — Не знаю. — ответственный врач чего-то не договаривала, но спорить с ней было бесполезно. Вы на девятнадцатой? — Вот и поезжайте.

***

— ответственный врач неслышно вошла на кухню, прерывая мирное ночное чаепитие. — Всё нормально? — Извинились?

— Да извинились, извинились… — один из фельдшеров махнул рукой, то ли отгоняя начальство, то ли, наоборот, предлагая присоединиться к компании.

Полтора часа проездили. — А что так долго?

Опять же, пока помощь оказали, пока в травмпункт отвезли. — Так… — второй фельдшер налил начальнице чаю, — так пока доехали, пока в квартиру поднялись, пока узнали, за что извиниться надо. В карте вызова весь маршрут по минутам расписан. Всё согласно графику.

— врач поперхнулась горячим чаем. — В травмпункт? Вроде повод был "давление". — А почему в травмпункт? Там чёрным по белому написано: давление. Я ж карту сама вам дала.

Фельдшера поперхнулись уже остывающим чаем.

Помнишь? — Так… вечно компьютер фигню всякую печатает. — По 112 вызовы? — фельдшер обернулся к другу. Диспетчер говорит, на давление едете, а в карте чего только не понаписано чёрным по белому: и давление, и плохо с сердцем, и без сознания…

— Всё подряд пишут. — …и моча плохо отходит, — вплёлся в разговор второй фельдшер. То вообще звонили расписание поликлиники узнать… А приедешь: то пальчик порезан, то тонометр электронный не то намерил.

В ушах уже шум от вашей белиберды, — врач поставила чашку на стол. — Заткнулись оба. — С каким диагнозом отвезли?

Сказал, что со стола упал. — Ну… С сотрясением головного мозга и алкогольным опьянением. Травматолог принял как милого! Да всё в порядке с диагнозом!

— Глядите, если что. — Вот мне ещё одной жалобы не хватает, — врач поднялась из-за стола.

— фельдшера тоже встали, провожая ответственного врача до кабинета. — Ни в коем разе! Всё без хамства. — Всё, как вы сказали: приехали, извинились, оказали, отвезли. Ну, вы же нас знаете. Денег не вымогали.

***

— Всё в порядке. — Да, да… — речь ответственного врача, струящаяся в телефонную трубку, была обильно полита елеем. Обслужили, отвезли в больницу. Приехали, извинились, всё как надо сделали. Нет. Так что всё в порядке. Обещал благодарность. Больше жаловаться не будет. Да, да… Конечно, понимаю…Работа у вас сложная… И вам всего доброго. Хотя, вы ж сами знаете: благодарности всегда только обещают, в отличие от жалоб.

***

На этот раз с курицей и помидорами. — Ну вот и славно, — дежурный по горячей линии с чувством выполненного долга поставил разогревать в микроволновку очередной бутерброд.

***

Ты вообще повод к вызову читал? — Ты дебил! Вот же написано: давление! С чего ты решил, что на сотрясение едем? Буквы после школы сразу забыл?

Ну, вспомни! — Я думал, ты повод прочитал, пока нам старшая речь толкала. Ты ж сам у неё спросил "С какого такого сотрясения мы вне очереди на вызов едем?"