Путин и «дети»: как противники власти хотят бороться с коронавирусом?

25 марта Владимир Путин выступил с обращением к гражданам по поводу ситуации с эпидемией коронавируса. Его послание можно разделить на три основных блока.

Во-первых, президент объявил следующую неделю (с 28 марта по 5 апреля) "нерабочей с сохранением заработной платы" для всех организаций, кроме структур, "отвечающих за жизнеобеспечение". Находясь перед выбором между итальянским вариантом (все сидим дома, пока ситуация не утихнет) и белорусским (все работаем, на вирус не обращаем внимания, авось как-нибудь рассосётся), Владимир Путин поступил весьма оригинально — он фактически запустил тестовую итальянскую неделю в облегчённом её варианте. За это время власть оценит темпы распространения коронавируса и поймёт, что нужно: либо продолжать "путинский отпуск" (как его уже окрестили в народе) по всей стране, либо ограничиться отдельными регионами, либо такие меры всё-таки излишни. Однако массовые мероприятия всё равно проводиться не будут — именно поэтому Владимир Путин предложил перенести дату голосования по поправкам к конституции (голосование, напомним, должно было состояться 22 апреля).

Во-вторых, президент анонсировал меры по поддержке бизнеса — прежде всего малого и среднего. Понятно, что делается это не только из-за коронавируса, а в целом из-за серьёзных проблем в российской и мировой экономике (в том числе и из-за падения цен на нефть). Средний и малый бизнес наиболее уязвим в такие времена, поэтому им предоставлена налоговая отсрочка (за исключением НДС), а также отсрочка по выплатам кредитов на полгода. Работодателям снижают в два раза выплату страховых взносов, но в то же время требуют от них социальной ответственности, чтобы они не увольняли своих сотрудников. Те же бизнесмены, которые не чувствуют ответственности перед страной, где они живут и зарабатывают, будут, наоборот, облагаться дополнительными налогами — например, они вынуждены будут платить 15% со всех получаемых дивидендов, которые выводятся с территории России через офшоры.

Собственно, третий — социальный — блок был самым важным в выступлении президента. Продление социальных пособий, финансовая поддержка семей с маленькими детьми, кредитные каникулы для не имеющих возможности выплачивать ипотеку или потребительские кредиты — всё делается для того, чтобы население России максимально безболезненно прошло этот непростой этап в жизни страны.

Несмотря на то что Владимир Путин максимально подробно описал нововведения, ряд из них всё равно нуждается в уточнении. Что значит "выходная неделя"? Обязаны ли будут работодатели отпустить своих сотрудников? Или же речь идёт просто о "красном дне календаря", который не касается некоторых компаний со сменным или вахтовым графиком? Обязаны ли вузы прекратить дистанционное образование? Каков будет механизм выплат? Все эти и другие вопросы, скорее всего, будут уточнены уже 26 марта правительством и Госдумой.

Ответственные граждане в целом поддержали меры президента и ждут итоговых уточнений. Однако безответственная часть россиян — особенно политические нигилисты — уже сейчас начали критиковать решения президента.

Так, нашей псевдооппозиции не понравился перенос голосования по поправкам. Откуда-то из подвалов сознания доносится голос бывшего депутата Дмитрия Гудкова о том, что Путин таким образом "говорит о собственном пожизненном правлении". Что россиян обманули, что им не дали возможности на избирательных участках остановить президента. В этом плане господину Гудкову сначала хочется посоветовать посмотреть на социологию — до двух третей россиян, собиравшихся прийти на избирательные участки, намеревались голосовать за предложенные поправки. Затем он должен обратить внимание на уже действующие меры по ограничению массовых мероприятий. Очевидно, что в этой ситуации голосование должно быть отложено — хотя бы для того, чтобы не подвергать рискам жизнь людей, собравшихся на участках. Впрочем, это очевидно тем, кому эта жизнь важна, тем, для которых люди не являются лишь средством достижения собственных политических амбиций.

Не нравятся активистам и меры по поддержке бизнеса. "Нужно больше", "по сравнению с европейскими шагами это подачки", говорят они. Дети, как это обычно и бывает, не разбираются в формировании бюджета страны. Но пусть хотя бы вспомнят легендарную фразу дяди Фёдора: "Чтобы продать что-нибудь ненужное, нужно сперва купить что-нибудь ненужное, а у нас денег нет". Падение цен на нефть и без того создаёт серьёзные проблемы для доходной части бюджета, поэтому правительству придётся подумать, откуда, из каких фондов и за счёт каких программ изыскать средства на уже обещанные президентом меры поддержки. К тому же никто не говорит о том, что эти меры конечные, — если власти придётся идти на более серьёзное ужесточение ограничительных мер, тогда будут думать и о большей поддержке.

Собственно, самопровозглашённый фюрер оппозиции Алексей Навальный как раз и требует, как ни странно, более жёстких мер. "Объявление нерабочей недели без карантина — это ошибка", — пишет он, поясняя, что люди банально разъедутся на дачи и будут отдыхать в компаниях, и "эффект будет обратный необходимому". Эту логику поддерживают — что ещё более странно — ряд провластных политологов и активистов. Собственно, именно поэтому они являются активистами, а Владимир Путин — президентом. Глава государства должен — даже обязан — отвечать за долгосрочные последствия принимаемых им решений. Сейчас он принял решение отпустить людей на выходные и оценить последствия этого решения (в том числе, кстати, и уровень самодисциплины населения). Карантин — это самая крайняя мера, предполагающая введение комендантского часа, закрытие почти всех учреждений, введение войск в города. Экономические потери от карантина — не говоря уже о социальном хаосе — сложно предугадать. Понятно, что наша отечественная псевдооппозиция только того и хочет — им нужен карантин для того, чтобы возопить о "новом 37-м годе", рассказывать западным СМИ о "возрождении диктатуры", а также на волне общественного недовольства (понятно, что карантин мало кому понравится) набрать политические очки. Как обычно, за счёт жизни, здоровья и безопасности граждан.

Всем этим критикам хочется пожелать лишь одного: каким-то образом самоорганизоваться и мотнуться на север Италии. Посмотреть, что бывает в городах, власти которых вовремя не приняли достаточных мер для предотвращения распространения эпидемии. Можно открыть региональные итальянские газеты и посмотреть на целые страницы некрологов, посвящённых умершим от коронавируса людям. Затем можно поговорить с экономистами — и понять, что ни один более-менее серьёзный специалист вообще не рискнёт сейчас оценить весь колоссальный масштаб потерь для экономики от ставших необходимыми жёстких мер. А затем вернуться в Россию, отсидеть на карантине — и лишь после этого как взрослые, посмотревшие в глаза реальности люди оценивать предложенные Владимиром Путиным меры.