Предательская красота. Фельдшер — о том, как девушек калечат каблуки

Каблук-шпилька предательски подломился и уронил хозяйку туфель прямо на пол, дав возможность почувствовать, где находится у человека левый голеностопный сустав. Возвращаясь в офис, она споткнулась.

— коллега помог подняться с пола. — Больно?

— морщась от боли, девушка, поддерживаемая за локоток, доковыляла до стула и села на него. — А сам как думаешь?

— коллега был участлив и предупредителен. — Давай скорую вызову? Она нравилась ему, и он давно мечтал выделиться из общего числа поклонников.

Само пройдёт, — девушка скинула туфли, поворачиваясь на стуле к монитору компьютера. — Спасибо. — Мне ещё два отчёта доделать до конца дня.

Лодыжка опухла и болела, несмотря на выпитую таблетку баралгина. До конца дня досидеть не удалось.

— Дойдёшь до машины? — Давай, вставай, — коллега потерял терпение. Обопрись на плечо.

— Постараюсь, — прихрамывая и щадя больную ногу, девушка с помощью поклонника неуклюже запрыгала к выходу из конторы.

Пробки, понимаешь. Путь от центра столицы до пригорода занял два с половиной часа. Он был горд, что она не отвергла его помощь, и уже строил планы на будущее, в котором были свидания, походы в кино и клубы, секс, а потом, может быть, и любовь. Всю дорогу она охала и глотала обезболивающее, а он упорно пробивал бреши в заторах, гудя клаксоном и ругаясь через открытое окно с другими водителями. Он сочувственно глядел на её исполненное страданий лицо, а сердце заполняло то чувство, которое свойственно только мужчине, от которого зависит судьба понравившейся ему женщины.

Он помог ей вылезти из машины, довёл до двери подъезда, чуть не на руках дотащил до лифта. Наконец иномарка остановилась около её дома. Поднявшись на пятнадцатый этаж, он сам открыл её квартиру, уложил девушку на диван, снял единственную надетую на здоровую ногу туфлю и, сознавая собственный героизм, достал мобильник и набрал 103.

Запишите адрес! — Алло! … … Травма ноги!

***

— Я вот только одного не могу понять. — Слушай, — напарник вышел вслед за фельдшером из приёмного покоя и почесал едва зарождающуюся лысину. У них по пути четыре больницы было и два травмпункта. Нафига он её домой отвёз? Ведь можно было сразу… Я спрашиваю, а он только глаза округляет и руками разводит. Причём последний травмпункт в ста метрах от её дома. Не понимаю! Неужели теперь девкам идиоты нравятся?

Не нравятся им идиоты, — фельдшер ухмыльнулся, пряча в карман бумажку с номером телефона. — Забей.