Патологоанатомов не хватает. Поэтому диагноз «рак» вам могут поставить неточно

Согласно докладу Российского общества патологоанатомов за 2017 год, "в целом по стране не хватает 2487 специалистов врачей-патологоанатомов и 4461 специалиста фельдшера-лаборанта".

Вопреки расхожему заблуждению, патологоанатомы гораздо чаще работают с живыми пациентами, чем с мёртвыми. Что это означает для простого пациента? Вернее, эти специалисты обычно исследуют ткани и другие материалы, взятые у больного при операции или с помощью биопсии (когда отрезается маленький кусочек ткани или органа специально для анализа под микроскопом).

"В целом по стране обеспеченность штатными должностями врачей-патологоанатомов составляет 55,7%"

из доклада Российского общества патологоанатомов.

Это очень большая перегруженность, что сказывается на качестве работы, — отметил президент Российского общества патологоанатомов Лев Кактурский. — Патологоанатомы работают даже не на 1,5, а на две и три ставки. Порой они даже пол пациента в протоколе неверно указывают. — При переработке специалисты могут ошибаться в диагнозах или некачественно их формулировать, некачественно оформлять документацию.

Жительнице Москвы Наталье Киселёвой поставили диагноз "рак" в 31 год. Если патологоанатом слишком устал, пациентам приходится очень плохо. Её сразу же прооперировали, вырезанную опухоль отправили на гистологию (исследование под микроскопом).

<p>Фото: © РИА Новости / Владимир Песня</p>

Оттуда пришёл ответ: онкология подтвердилась, — рассказывала свою историю Наталья. — Опухоль отправили на гистологию в лабораторию, которая ничего не смогла понять, поэтому продолжили исследование в Онкологическом институте имени Герцена.

Дальнейшее лечение девушка решила проходить в Израиле.

— И всё это emergency! — Посмотрев заключения российских врачей, израильские забили тревогу и сказали срочно прилетать, нужна расширенная резекция (вторая операция), лучевая терапия и химиотерапия, — рассказывала Наталья. Можно только ходить. Мне запретили всё: любые физические нагрузки, сауну, массаж, алкоголь, стресс, пребывание на солнце. Плавать было тоже нельзя из-за свежего шва.

И её результаты оказались отрицательными — никакого рака не было. В Израиле пациентке снова сделали биопсию.

К нам на химиотерапию приезжала недавно женщина молодая, лет 35. — Да, такое часто бывает в вашей стране, к сожалению. Потом она приехала к нам в Израиль, мы обследовали её так же, как и вас, но у неё не было онкологии, это была ошибка врачей, — сказали в израильской клинике. У неё обнаружили рак молочной железы, отрезали правую грудь.

<p>Фото: © Pixabay</p>

Как сообщалось, жителю Красноярска поставили страшнейший диагноз — "рак желчного пузыря IV степени с поражением ворот печени". Если патологоанатома нет, то образцы тканей после операции вовсе не отправляют на анализ, и это тоже приводит к трагическим последствиям. Мужчина попал в хоспис. Ему провели операцию, после чего в желчные протоки поставили дренажи, чтобы желчь выводилась наружу в специальный закреплённый на теле приёмник. Там ему, однако, стало лучше.

Он обратился ещё в несколько больниц для обследования, потому что испытывал постоянную боль из-за дренажей. Случайно пациент узнал, что ему не сделали гистологию. Новый диагноз звучал так: "Рубцовый стеноз гепатикохоледоха". В результате через два года после операции врачебная комиссия в Красноярске сняла диагноз "рак". Суд назначил этому пациенту компенсацию в 500 тысяч рублей. То есть проблема была в самих желчных протоках, но никакой опухоли никогда не было.

Как рассказывал , по оценкам врачебных ассоциаций, 10–35% диагнозов в области онкологии врачи в России ставят неправильно. Конечно, может быть и наоборот, когда рак есть, а патологоанатом его не видит. Случаи с раком — самые яркие примеры, но вообще патологоанатомы работают и с другими заболеваниями — например, туберкулёзом (когда исследуются ткани лёгких).

Оборудования тоже не хватает

<p>Фото: © Shutterstock</p>

Обеспеченность основным технологическим оборудованием в среднем по стране составляет 51%". Как следует из доклада, с оборудованием тоже беда: "В тяжёлом состоянии находится материально-техническая база патологоанатомической службы.

Одна из причин недофинансирования в том, что даже чиновники не всегда понимают важность работы патологоанатомов.

— И к этому диагнозу подбирается нужное лечение — оперировать больного, облучать или нет. — 80% нашей работы — это биопсийная диагностика, когда берутся кусочки от больных и на основании этого ставится диагноз, — сказал Лев Кактурский. Мы работаем для клиники, для живых! Это очень важная работа, но она недооценивается не только обществом, но и даже руководителями здравоохранения, которые смотрят на нас как на вскрывальщиков. Для качественной работы необходимо современное высокотехнологичное оборудование. Сейчас у нас вскрытие на втором плане, а на первом плане — биопсийная диагностика.

"Силами патолого-анатомической службы страны в 2017 году выполнено 8,2 млн случаев прижизненных патолого-анатомических исследований биопсийного и операционного материала"

из доклада Российского общества патологоанатомов.

Лев Кактурский говорит, что это очень тяжёлый, но не слишком хорошо оплачиваемый труд. Почему не хватает патологоанатомов?

— Вскрытие (хоть это занимает меньшую часть) — грязная, физически тяжёлая работа. — Специфика работы патологоанатома очень сложная, она требует напряжения и привычки, туда не всякий пойдёт, — сказал он.

К тому же патологоанатом должен обладать "большим объёмом знаний" — нужно изучить и кардиологию, и пульмонологию, и онкологию.

— Считалось, что это доплата за опасность заражения трупным ядом. — Раньше нам платили приличную надбавку за вредность — 25% от оклада, а сейчас эта надбавка составляет всего 2%, — сказал Лев Кактурский. Может быть, у него был туберкулёз... Когда вскрываешь труп, никогда не знаешь, чем болел человек. Раньше люди шли в специальность из-за денег, а сейчас этого стимула нет.