«Не могу остановиться». Чем болеют люди, которые сами себе вырывают волосы

От взрослых она слышала рассказы, что когда мама была беременна, у неё был жуткий токсикоз. 10-летней Тасе всё время казалось, что она доставляет родителям одни хлопоты. Потом, после родов, начался мастит (воспаление молочной железы), из-за которого очень долго пришлось лежать в больнице.

А до Таси отцу никогда не было дела. Папа и тогда, и после всё время пил и ругался на маму. Мать тоже больше интересовали другие вещи — она вообще не любила разговаривать.

Также она росла общительной, чувствительной, эмоциональной, ранимой и жалостливой. Тася с рождения была слишком беспокойной девочкой — много плакала и плохо спала.

Девочка плакала, цеплялась за мамино платье, чтобы не оставаться с чужими тётями. Когда Тасе был годик, её отдали в ясли. Но никто успокаивать Тасю не спешил, разве что воспитательницы.

А к пяти годам на голове появились сильно заметные участки облысения. В четыре с половиной года у Таси появилась привычка накручивать на палец волосы, когда она засыпала. Никто даже не стал разбираться в проблеме. Мать отвела девочку к дерматологу, врач решила, что у ребёнка просто выпадают волосы из-за гормонального сбоя. А ситуация была очень тревожной, ведь девочка, пока никто не видит, сама себе вырывала волосы на голове.

К этому времени на состояние ребёнка уже сложно было не обращать внимания: на голове почти не было волос, девочка всего боялась, почти не спала, не могла разговаривать с незнакомыми людьми. Когда Тасе исполнилось восемь лет, они с мамой всё же пришли к психиатру.

Девочке просто не хватало тепла и заботы, а до такого состояния её довела напряжённая обстановка дома. Поначалу на приёме у врача Тася была очень зажатой и смотрела исподлобья, а когда привыкла к доктору, пыталась ему всё рассказать, прижаться к нему.

<p>Фото: © Pixabay</p>

Иногда на несколько месяцев она переставала это делать, но потом привычка снова возвращалась. До похода к психиатру Тася не замечала, что рвёт волосы. Ей не было больно, а после очередного "сеанса" даже становилось хорошо и спокойно. Тася рассказывала врачу, что выдёргивала волосы ночью, в школе при волнении и когда "забывалась", делая уроки или задумавшись. Но при этом она не хотела быть "уродиной" — а волос становилось всё меньше.

Почти два года она и её родители (что очень важно) проходили психотерапию. К счастью, сейчас с Тасей всё в порядке. Они больше проводят времени вместе с девочкой, общаются, гуляют. Мать и отец, поняв, какие страдания испытывает ребёнок, прониклись этим и постарались изменить своё отношение. Она больше не рвёт волосы. Тася учится в школе, у неё много друзей. И больше поводов для обращения к психиатру нет.

История Таси описана как один из клинических случаев в практике психиатров, которые занимаются изучением трихотилломании — навязчивого вырывания собственных волос.

В этом и кроется основная проблема — к такой "вредной привычке" дети и взрослые приходят не от хорошей жизни. Со стороны может показаться, что это что-то нереальное: ну зачем же самому себе делать больно и неприятно? К сожалению, чаще всего именно так и происходит. И почти всегда они ни с кем не делятся своей проблемой, ведь боятся, что над ними будут смеяться.

Особый вид самобичевания

<p>Фото: © Shutterstock</p>

В Международной классификации болезней 10-го пересмотра (МКБ-10) трихотилломания описывается как "расстройство, характеризующееся заметной потерей волос вследствие повторных безуспешных попыток подавить желание их выдёргивать".

Пожалуй, можно это сравнить с желанием расчесать какую-нибудь часть тела — терпеть порой бывает очень сложно. При этом перед началом "сеанса выдёргивания" у пациента возникает растущее напряжение, а когда он вырвал столько волос, сколько хотел, наступает облегчение.

Пациенты с таким расстройством вырывают себе волосы на голове или других участках тела — это могут быть брови, ресницы, волосы на лобке, руках, ногах и так далее. По некоторым данным, трихотилломанией страдает около 1% населения планеты. Иногда к этому расстройству присоединяется ещё и трихофагия — когда человек съедает вырванные волосы.

Среди взрослых этим расстройством больше страдают женщины. Трихотилломания чаще встречается у детей. По данным учёных, в среднем пациенты тратят на вырывание волос по 45 минут в день.

У детей часто трихотилломания развивается в ситуациях, когда в семье они не встречают поддержки и защиты — родители слишком агрессивны, требуют от ребёнка больше, чем он может сделать. Как рассказала Елена Самсонова, психотерапевт сети клиник "Витбиомед+", причинами трихотилломании становятся повышенная тревожность, подавленная агрессия (которая переносится на волосы), стремление причинить себе вред.

Иногда трихотилломания может сопровождать другие психические расстройства, которые диагностирует врач-психиатр, например шизофрению.

Правда, пациенты пытаются маскировать это с помощью заколок, косметики, перманентного макияжа. — Трихотилломана порой видно невооружённым глазом: у него могут быть участки облысения на голове, могут отсутствовать брови или ресницы. Иногда помимо дерматолога требуются невролог, эндокринолог, психотерапевт (в случае если пациент сам отрицает свой диагноз), — рассказала специалист. При подозрении на трихотилломанию врач-дерматолог должен провести осмотр поражений кожи и волос, чтобы исключить дерматологические заболевания.

Как в случае с Тасей, почти всегда больным при обращении к врачам ставится диагноз: "гнёздная алопеция" — патологическое выпадение волос (предполагаются проблемы с щитовидной железой). Большая проблема — диагностика трихотилломании. Не готовы к этому и сами пациенты. Крайне редко дерматологи готовы разбираться в причинах болезни до конца.

Что делать?

<p>Фото: © Pixabay</p>

Сеченова, Научного центра психического здоровья, МГУ им. Трихотилломании посвятили одну из своих научных работ учёные из медицинского университета им. Ломоносова и Московского научно-практического центра дерматологии и косметологии.

То есть пациенты очень стыдятся своей проблемы и стараются вообще никому об этом не рассказывать. Как сказано в исследовании, ещё одна особенность этого расстройства — высокий уровень самостигматизации. Именно поэтому, по мнению специалистов, на самом деле распространённость трихотилломании гораздо шире — вполне вероятно, что страдают этим недугом до 13% населения планеты.

Как пишут учёные, стесняясь трихотилломании, пациенты скрывают проблемы в среднем 20 (!) лет.

Нередко на форумах женщины, страдающие трихотилломанией, жалуются, что даже когда они пытаются признаться своим близким, они сталкиваются с насмешками и выражениями вроде "ты сумасшедшая" или "тебе заняться больше нечем".

Да, признаться себе в том, что проблема существует, будет крайне сложно. Но психологи убеждены: пациенты с трихотилломанией должны сразу же обратиться к специалисту. Плюс эмоциональное состояние будет нестабильным, а это уже может привести к серьёзным проблемам с психикой. Но, если вовремя не начать терапию, неизбежны будут эстетические последствия (плеши на голове — это очень некрасиво).

Это процесс, требующий не одного визита к психотерапевту. — Применяется поведенческая терапия, когда устанавливаются стоп-сигналы, формируются новые привычки. Кроме того, психотерапевт может назначить медикаментозную терапию для купирования тревоги, — объяснила Елена Самсонова. На терапии также можно разобраться с проблемами, которые привели к формированию этой привычки.

Вполне возможно, что даже простой разговор поможет пациенту расслабиться и справиться с такой привычкой. Если вы заметили, что у вашего близкого человека стали появляться неестественные залысины на голове, нет ресниц или бровей, он начал слишком нервно реагировать на окружающий мир, обязательно предложите свою помощь.