Как будто инфаркт. Фельдшер — о непредсказуемой убивающей аллергии

— Наши БИТы (сотрудники бригады интенсивной терапии. — И снова об острых коронарных делах, — заведующий пошелестел бумажками на столе. а) вывезли мужчину 56 лет с обширным инфарктом. — Прим. Дважды пытался "уйти", но БИТы не позволили и довезли больного живым. Мужчина тяжёлый. Больной доставлен в сосудистый центр в период "золотого часа", где его тут же взяли в обработку специалисты. Всё сделано быстро, грамотно. — Прим. Успешный тромболизис (введение препарата, рассасывающего тромб. Установлен стент. а) позволил полностью восстановить кровоток сосуда и не допустить дальнейшего развития болезни. Больной скоро будет выписан с полным восстановлением трудоспособности.

— сидящий в первых рядах врач реанимационной бригады назидательно поднял палец. — Вот! Теперь мужик до пенсии доживёт, если её опять лет на десять не сдвинут. — Трудоспособность!

— Ладно. — Вам бы всё поехидничать, — заведующий укоризненно посмотрел в сторону говорящего. Всем спасибо. На этом закончим. Все свободны.

***

— врач быстро отдавал распоряжения фельдшеру, попутно вынимая из кармашка коробочку с наркотиками. — Ставь вену!

Обезболенный больной, лежащий под капельницей, уже не такой синий, как несколько минут назад, немного успокоился, позволяя нацепить на себя присоски кардиографа. Работа спорилась.

— Инфаркт-то где? — Ничего не понимаю, — врач изучал выползающую из аппарата плёнку ЭКГ. Ритм частый. Никакого криминала. А в остальном плёнка чистая. Но это от боли, скорее всего. Ставим инфаркт и везём в сосудистый центр. И тем не менее клиника есть клиника.

— фельдшер уже закончил все манипуляции и разворачивал на полу брезентовые носилки. — Инфаркт?

И, судя по всему, повторный. — Он самый. — Сменщики наши вывозили, кстати. Так… Недавно выписан из больницы, — врач бегло просматривал эпикриз больного. — врач подхватил ящик с кардиографом, а фельдшер с добровольцами из соседей взялся за лямки носилок. Ну что? — Повезли обратно, раз такое дело?

***

— Никакой отрицательной динамики, а болевой симптом невероятный. — Ничего не понимаю, — кардиолог внимательно сравнивал плёнку, оставленную бригадой скорой, и ту, что сейчас выползала из аппарата ЭКГ. Что коронарография показала?

Ни в стентированном сосуде, ни в каком другом, — коллега присоединился к обсуждению. — Кровоток нигде не нарушен. — С этой стороны проблем нет.

— У всех всё в порядке, а больной ухудшается. — Интересно… — быстро собранный консилиум возглавил заведующий кардиоблоком. Думаем, господа, думаем! Есть какие-нибудь соображения? Больной долго ждать не будет!

***

— кардиореанимация стояла на ушах. — Адреналин!!! — Ещё адреналин!.. Больной стремительно "уходил".

И вдруг всё прошло.

Признаков острого инфаркта миокарда нет, — заведующий кардиоблока опять собрал консилиум. — Сознание ясное, гемодинамика стабильна, болевой симптом отсутствует. Думаем, господа, думаем. — Ох, что-то мне не нравится это чудесное исцеление. Пока больной опять не собрался с нами в непонятки сыграть.

***

— Наши БИТы вывезли мужчину 56 лет с подозрением на повторный острый инфаркт миокарда. — И снова об острых коронарных делах, — заведующий пошелестел бумажками на столе. Уходить, правда, в этот раз не собирался, но уже в кардиоцентре шороху наделал немало, — заведующий раздал тем, кто сидел ближе, копии истории заболевания. Мужчина тяжёлый. Первому, кто выскажет свои близкие к истине соображения, обещаю протекцию в повышении категории. — Дальше там передавайте. Экономят на нас, — заведующий вздохнул. Сами знаете, категорию сейчас не то что повысить — сохранить трудно. Так что, думайте, господа, думайте! — Но чем смогу.

— один из врачей, как школьник, поднял руку. — Позвольте?

***

— заведующий просиял. — И это был правильный ответ! — Никогда не сомневался в ваших способностях думать логически!

Аудитория бурлила, обсуждая… Заведующий поднял руку, призывая к тишине, и продолжил.

И именно локальный отёк между стентом и стенкой сосуда спровоцировал болевой симптом, схожий с инфарктным. — Аллергическая реакция на лекарственное вещество, покрывающее стент. Именно последнее свойство адреналина и сыграло свою роль в спасении жизни больного. А когда больной всё-таки попытался скончаться в реанимации и выдал шоковое состояние, ему ввели адреналин, обладающий не только противошоковым, но и мощным антиаллергическим свойством. Больной выписан, чувствует себя великолепно. Потом стент заменили на другой, с другим покрытием. — Вины врачей здесь нет. Вот такие вот чудеса природы, — заведующий развёл руками. Всего не предугадаешь.

— В Думе скоро закон примут — будем за все ошибки природы отвечать как за свои. — Это пока нет, — сидящий в первых рядах врач реанимационной бригады назидательно поднял палец.

— Ладно. — Вам бы всё поехидничать, — заведующий укоризненно посмотрел в сторону говорящего. Всем спасибо. На этом закончим. Все свободны.