Фельдшер — о том, как вызывают скорую для измерения давления

Он снял пальто, под которым оказался белоснежный халат, и надел на блещущие чистотой туфли принесённые с собой бахилы. — Доброе утро, — участковый врач поздоровался, входя в квартиру.

— Проходите, — удовлетворённая увиденным семидесятилетняя женщина посторонилась, пропуская врача из коридора в комнату.

Врач, оглядевшись, придвинул к дивану неказистый табурет и сел на него. Она прошла следом и плюхнулась на диван, надев на лицо маску страданий.

— Слушаю вас. — Скорая передала мне актив, — врач сложил руки на папке.

Десять лет всё никак не вылечат. — Давление беспокоит. Может, таблетки не те мне выписывают?

— Да у вас тут целая аптека. — Давайте посмотрим, — врач придвинул к себе стоящую на журнальном столике у дивана картонную коробку, из которой тут же начали вываливаться на столик початые коробочки лекарств. Вы читали, что вам назначено? И назначения имеются. Та вгляделась в буквы и вернула лист врачу. — врач протянул больной выписку из стационара.

И написано всё мелко. — Так не помогают. Раньше всё крупно печатали. Неужели и на краске экономить стали?

Я давал вам направление к окулисту. — Раньше у вас зрение лучше было. Вы ходили на приём?

Наговорил Бог знает что. — Ходила. Очки мне, видите ли, надо.

А то ваше зрение как-нибудь сыграет с вами злую шутку. — Очки вам действительно надо. — Вернёмся к давлению. Перепутаете, например, таблетки, — врач улыбнулся. Помнится, вы месяц как из больницы. Рекомендации из стационара выполняете? Почему не пришли? Вам расписали терапию, а вы после выписки должны были прийти ко мне на приём, чтобы я знал, что вам назначено. — Давление в норме. — врач оставил коробку с лекарствами и измерил больной давление.

Придётся скорую вызывать. — Сейчас в норме, а к вечеру опять подымется.

Просто принимайте таблетки в том порядке, в котором назначено. — Не надо никого вызывать. До свидания, — врач поднялся с табуретки. И всё будет хорошо.

***

— Много вы понимаете, — бабка закрыла за врачом дверь, возмущаясь по-стариковски на нынешних докторов, совершенно не умеющих лечить её гипертонию.

***

— врач в шутку пошёл в атаку на диспетчеров. — Господа! У меня смена в 21 час начинается, а сейчас ещё 20:48. — Я только на подстанцию вошёл! Весь день по вызовам бегал, в восемь приём в поликлинике закончил. Дайте хоть от приёма отдышаться. Думал, хоть здесь отдохну.

— Двенадцать минут погоды не сделают, а вызовы висят. — Неча расслабляться, — диспетчеры приняли весёлый бой и нанесли ответный удар. Фельдшер уже шесть минут отдыхает, пока водители поменялись. Тем более вы единственная бригада на подстанции. Уже все щёки подушкой продавил.

***

— Бригада в затасканной синей униформе, игнорируя лежащие на тумбочке бахилы и не сняв куртки, сразу протопала в комнату. — Здравствуйте! — Где больная?

Неудовлетворённая увиденным семидесятилетняя женщина вошла следом и плюхнулась на диван, надев на лицо маску страданий.

У меня давление. — Я больная.

— Врач привычно придвинул к себе неказистый табурет. — Что принимаем? Фельдшер расположился за столом, переписывая в карту вызова паспортные данные.

— Только они не помогают. — Вот, — бабка кивнула на картонную коробку, доверху набитую початыми упаковками.

Давление было выше, чем хотелось бы. — Так вы их и не принимаете, — врач измерил больной давление.

Как всегда. — Коллега. И капотен под язык, — врач уступил место около больной фельдшеру, а сам расположился за столом, наизусть заполняя карту вызова. ЭКГ.

— фельдшер снимал электроды с грудной клетки, одновременно протягивая доктору плёнку ЭКГ. — Так почему лекарства не принимаете? — Вам же участковый всё прописал.

Вот на скорой гораздо лучше врачи работают. — Много они знают, участковые. Мне уколы нужны, — старушка с вызовом запахнула на груди халат, — капельницы. И сердце посмотрят, и укол сделают. — она близоруко посмотрела на картонную коробку, набитую початыми упаковками лекарств, и махнула рукой, сослепу выбив из рук фельдшера облатку капотена. А таблетки...

— Что ж вы так неосторожно. — Аккуратней, пожалуйста, — фельдшер поднял с пола блистер.

Уже и видеть плохо стала, а к окулисту не попасть. — Так старая. Вот скорая… Да и что они знают, эти окулисты.

— Укола не будет. — Всё, — врач прервал дифирамбы. На завтра, — врач грустно вздохнул, — оставлю вам актив на поликлинику. Давление и после таблетки снизилось, сердце в норме.

Фельдшер вполголоса заржал.

— А что-нибудь назначите?

— Мы таких прав не имеем. — Участковый назначит, — врач погрустнел ещё больше.

Фельдшер уже еле сдерживал хохот..

— А плёнку мне оставите?

— У вас одна есть, а лишнюю кардиограмму участковый врач себе заберёт. — Нет, — фельдшер, подавив смех, вклинился в разговор, оттесняя врача в коридор. А потом скажет, что это он вас на ЭКГ записывал, и ему за это премию дадут, которую он не заслужил.

— И то верно, и то верно, — бабка закрыла за бригадой дверь, возмущаясь по-стариковски на нынешнюю скорую, совершенно не умеющую лечить её гипертонию.