«Достаточно одной таблетки». Почему мы подсаживаемся на антидепрессанты?

И есть ли гарантия? разбирался, только ли со стрессом связана мода на антидепрессанты в больших и малых городах нашей страны.

Свой маленький инстаграм-бизнес и 5 383 967 человек вокруг — в грандиозных декорациях города на Неве. Одиннадцать лет замужем за благополучным ровесником, двое детей, как на заказ: старшая — девочка, младший — мальчик. Откроем секрет: жизнь 38-летней Ольги отмечена ещё и двумя курсами лечения антидепрессантами. Общайся — не хочу. Первый раз стала принимать болеутоляющее для души ещё в юности, приехав покорять большой город, — зарплата позволяла платить и психотерапевту, и аптечным сетям.

Ходила на сеансы, рассказывала психотерапевту, что рассчитывала на предложение руки и сердца от того парня. — Я тогда рассталась со своим спутником и погрузилась в депрессию. Тогда не чувствовала, что таблетки мне помогают, не ощущала вообще ничего. Не сразу, но выписали антидепрессанты. Даже не допила курс таблеток до конца. Но спустя недели и месяцы, оглядываясь назад, понимала, что как-то незаметно выбралась из истерической качки, пришла в себя.

<p>Фото: © Shutterstock</p>

Снова попыталась записаться к своему психотерапевту, но она посоветовала пойти к неврологу за рецептом и дала рекомендацию. А второй раз села на антидепрессанты прошлой весной: была измотана, не знаю даже чем, просто чувствовала, как любая сложность приводит меня в неадекватное состояние. Помимо антидепрессантов, пила витамины и БАДы. По моим ощущениям, я снова мягко пришла в себя, то есть больше не чувствовала, что со мной что-то не то.

Я не довела себя до такого состояния, чтобы пить таблетки. Нынешней зимой, почувствовав приближение нервного истощения, заранее отправилась на загородную базу отдыха, и мне это помогло. У меня просто не очень крепкая психика, я забочусь о здоровье и стараюсь не доводить себя до предела. Дойной коровой для психотерапевта себя не чувствую. Ничего страшного, бывает. У меня — так, а у кого-то печень не очень крепкая и он пьёт таблетки.

Женщина просто следует тенденции, объединяющей Америку, Северную Европу и Россию. Консультант фармбизнеса Павел Лисовский говорит, что ничего предосудительного в истории Ольги нет. Общество выбирает более лёгкий путь решения психологических проблем. Потребление антидепрессантов растёт.

В 2018 году аптеки продали таких лекарств на 4 млрд рублей, тогда как в 2013-м выручка составляла 2,1 млрд руб. По данным портала РБК, за последние пять лет рынок продаж антидепрессантов в России увеличился вдвое.

В общей структуре выручки эта категория препаратов даже не в топ-50. — Аптеки не заинтересованы и не стимулируют рост продаж антидепрессантов. Вот подобные им 30–40 групп лекарств приносят аптечным сетям 80 процентов дохода, — сказал у Павел Лисовский. Имею в виду именно группы лекарственных средств —противовирусные, противогистаминные, витамины, гормональные препараты.

<p>Фото: © РИА Новости/Кирилл Брага</p>

Массаж, другие оздоровительные и релаксирующие процедуры, короткие поездки, спорт, да что говорить — даже нездоровые способы отдохнуть от проблем, например посидеть в баре, стали менее доступными в последние годы. — Увеличение потребности в антидепрессантах я связываю с экономической и политической ситуацией, с падением возможности приобрести какие-то рекреационные услуги, позволяющие восстановить силы и отвлечься.

Призывает правильно отдыхать. Сейчас правительство заняло активную позицию в вопросах заботы о здоровье россиян. Предпринимаются даже попытки не пускать в прокат определённые фильмы. Принят закон о запрете курения в общественных местах, об ограничении времени продажи алкоголя. Доходы падают, значит, сокращается качество отдыха, невроз не находит выхода. Всё это косвенно влияет на рост продаж антидепрессантов. И одновременно возрастает употребление специальных препаратов.

— Это основной потребитель, но лишь потому — что в Москве и Петербурге больше врачей и возможностей. — Психотропные препараты заполнили аптечки относительно здоровых, работающих жителей мегаполисов — констатирует сексолог, доктор медицинских наук, психотерапевт с колоссальным стажем Лев Щеглов. Какая уж тут забота о душевном здоровье. В провинции зачастую никакой медицины нет, и даже за срочной помощью люди вынуждены ехать за 30-40 километров.

"Не может быть модным жгут, останавливающий кровотечение, если не идут военные действия". По его словам, дело не в моде — дело в потребности.

А депрессия — особенно скрытая — очень коварная и сложная вещь, которую даже специалисты затрудняются диагностировать. Специалисты во всем мире сегодня считают, что стресс — одно из самых распространенных заболеваний. Как тут без лекарственной терапии?

<p>Фото: © Shutterstock</p>

Она изводила их просьбами — и они под подписку от нее удалили ей чуть ли не все зубы, и лишь после того,как ей диагностировали депрессию, она стала принимать антидепрессанты. — Я запомнил свою пациентку — очень яркую даму, которая испытывала ноющие боли в зубах, стоматологи долго не могли понять, в чем дело, состояние было нормальное. Россияне вполне могут "подсесть" на антидепрессанты так же, как и американцы — которых давно уже называют "нацией прозака", — беспокоится Лев Щеглов.

Мы повторяем тот же путь — только медленнее,позже, с криками об отвержении этого пути. Социальные и психологические процессы у нас идут в фарватере так называемой западной культуры. Конечно, у нас сегодня не таковы цифры приема антидепрессантов,как в США или в Европе,но несравнимо увеличились в последние три десятилетия. Однако мы почему-то не дрейфуем в сторону ношения восточных одежд, еды палочками, а повторяем западный путь.

Современный человек в целом не очень хорошо принимает грандиозные изменения, которые происходят в стране и мире, его реакция депрессивна. Антидепрессанты-просто отзвук времени, которое диктует конкретные вещи.

Так, в начале 20 века больше фиксировались неврастенические реакции: слабость, истощаемость. Есть научная теория, что каждая эпоха имеет свою невротическую реакцию. На тот момент бурно развивалась техника, заводы, пароходы, люди выбивались из сил.

Но это не та депрессия, когда человек лежит в психиатрической клинике зубами к стенке, не хочет ни вставать, ни есть, максимум посещает туалет и готов пребывать в таком состоянии месяцами. Современный человек — будь то житель США, России, Австралии, чаще реагирует депрессией.

Человек может работать, исполнять свои функции, улыбаться и ходить в спортзал, а депрессия будет проявляться, скажем, повышенной раздражительностью на близких, неумением сдержать эмоции, бесконечными болями в области желудка, а гастроэнтерологи ничего там не находят.

Лев щеглов советует избегать "бездумного назначения" антидепрессантов и напоминает, что право выписывать такие рецепты уже очень давно принадлежит психиатрам и психотерапевтам.

У психолога-консультанта и арт-терапевта Елены Михайловой таких полномочий нет, а если бы были — то выписывала рецепты в исключительных случаях.

Таблетки — это химия, которая нужна лишь при стрессе, который невозможно пережить без них — при потере близких, например. — Неврозы большого города всем понятны, но я считаю, что антидепрессанты стало просто модно рекомендовать.

Они не могут позволить себе уйти в монастырь на полгода, или перезимовать на море, чтобы пережить свою боль. Люди в большом городе вынуждены работать, как-то существовать, что бы ни случилось. Это один момент. Химически таблетка поддерживает нервную систему — чтобы там провода не горели и люди могли выполнять свои повседневные обязанности. Другое дело, когда таблетки выписывают при стрессе, с которым можно и нужно работать без фармации.

<p>Фото: © Shutterstock</p>

Все, что касается человеческого общения, мы учимся битьем об бытие, скажем так. Человеку важно через боль пройти этот урок — несчастную любовь, какие- то рабочие моменты, финансовое фиаско. Что происходит? И вот — более менее здоровому человеку в таких ситуациях выписывают таблетку. И родители, вместо того, чтобы дать малышу учиться на своем опыте, просто переносят его через лужу, и так — до 40,50,60 лет. Представьте маленького ребенка, который лезет в лужу, он не знает что там мокро и холодно, можно простыть . Человек не проходит этот урок, и при возникновении похожих обстоятельств впадает в стресс снова и снова.

антидепрессивные препараты отпускаются только по рецепту лечащего врача). В социальных сетях есть крупные сообщества людей, чья жизнь регулируется приемом внутрь "Ципралекса" или "Амитриптилина" (*ред. Это закрытые группы, куда принимают только после рассмотрения заявки администратором.

То ли у меня недостаточно мрачное лицо на снимках, то ли надо было скрыть, что работаю журналистом. Мое обращение проигнорировали. Три года назад навалились проблемы, за два месяца я потеряла девять килограммов веса, три недели не спала. Хотя и мне, скептически относящейся к антидепрессантам, есть что рассказать. Когда от слабости началась одышка, а руки не могли удержать пакет с продуктами из супермаркета, я сдалась.

Не антидепрессант — но транквилизатор, подаривший мне две недели глубокого ночного покоя — без снов, без тревог, без заезженной пластинки в голове. Пошла на прием к неврологу, рассказывала свою грустную историю, ныла, упрашивала, даже привирала в чем-то, и получила на руки рецепт на "Фенозепам". Препарат старый, побочные эффекты, описанные в инструкции, впечатляют. Не знаю, правда, какой ценой. В то время за океаном уже широко распространялся знаменитый "Прозак". Однако создатели в 1980-м получили за него Государственную премию СССР.

И вот — американские фармакологи заявили о революционной новинке. Десятки лет на рынке антидепрессантов ничего особенно интересного не происходило. Действует быстро, особенно при тяжелых расстройствах — вроде суицидальных наклонностей, но в руки пациентам давать его нельзя, прием происходит исключительно в медицинском кабинете. Назальном спрее от депрессии на основе обезболивающего вещества кетамина. Начинается еще одна мировая история про ожидания (еще ни один препарат их не оправдал) и реальность.

Разные таблетки — разные побочные эффекты. Юная петербурженка Мила, 23 года, такое проходила: "На подбор таблеток ушел год. Курс в итоге я пропила. От каких-то хотелось умереть, от каких-то не могла проснуться, от каких-то — поехал вес. Там я увидела солнце, других людей. Но из депрессии меня вытащила случайная поездка в Индию. Таблетки — дно". К таблеткам я бы никогда больше не вернулась, если будет грустно, то просто буду грустить и заставлять себя жить. В сложных отношениях горожан и антидепрессантов — никаких гарантий.