Диагноз «наглость». Фельдшер — о тех, из-за кого к вам может опоздать скорая

Женщина, 55 лет". "Плохо с сердцем. До конца смены оставалось 20 минут. Чертыхнувшись, фельдшер посмотрел сначала на диспетчера, а потом на часы.

Совсем никого? — Что? Да ещё в дальний район. А восьмичасовые? Во сколько ж я вернусь?

Как с цепи сегодня поутру. — Никого, брат. И новая смена выехала, и старая ещё не вернулась. Все в поле. Уж не взыщи… Прям падёж какой-то у населения.

***

— Вы мне только быстренько кардиограмму снимите и всё. — Меня, собственно, ничего не волнует, — женщина встретила фельдшера в дверях квартиры.

— фельдшер изобразил радостный вздох. — Всего-то? — Я уж думал, умирает кто.

Не переживайте. — Нет, нет. Мне только кардиограммку.

— фельдшер вслед за женщиной прошёл в комнату. — А с какой, позвольте спросить, целью вам требуется снятие кардиограммы, если никаких жалоб вы не предъявляете?

— Ну… — женщина помялась, — вы же должны сделать ЭКГ, если плохо с сердцем.

— У вас плохо с сердцем всё-таки?

Мне только кардиограмму. — Да нет же!

Ни того, ни другого я пока не наблюдаю. — Кардиограмму делают только при наличии соответствующих жалоб и клиники.

Этого недостаточно? — У вас в бумажке должно быть написано "плохо с сердцем". — Значит, вы должны снять кардиограмму. — женщина, поглядывая на часы, начинала терять терпение. Как записано, так и делайте.

— фельдшер решил идти до конца. — Кто вам сказал, что у меня записан повод "плохо с сердцем"? Так что раздевайтесь, ложитесь. — У меня записано: "Задержка мочи". Будем выводить, — фельдшер открыл ящик и достал катетер.

— взвизгнула женщина. — Что вы себе позволяете? я.. — Я.. — от праведного гнева слова застряли у неё в горле.

— Только что сами сказали, как в карте написано, так и делать. — Всё строго, как написано в карте, — фельдшер в душе уже вовсю веселился, но сохранял серьёзно-туповатый вид.

— Я другой повод называла. — Они там перепутали, — женщина вновь обрела дар речи.

— Или говорите что к чему, или я разворачиваюсь и уезжаю. — Кончайте придуриваться, — фельдшер внезапно посуровел. Вызов оформлю как ложный.

Давно б сделали и ехали по своим делам, а не теряли время. — Да мне только кардиограмму надо. Или вам людей не жалко, которые, может, сейчас скорую дождаться не могут?

— фельдшер восхитился. — Ну надо же! Я вопрос задал. — О людях (он сделал ударение на последний слог) заботимся! Или отвечайте, или гуд бай.

Вам жалко, что ли? — Сделайте мне кардиограмму. Мне кардиограмма нужна.

— Ещё раз спрашиваю: с какой целью?

— Я в санаторий еду. — Ну… — женщина опять замялась. А вчера, пока по магазинам пробегала, забыла сделать. Туда без кардиограммы не возьмут.

Она кивнула в сторону коридора, где стояло два огромных чемодана, приготовленных к поездке.

— Да что ж вы сразу-то не сказали? — Голубушка, — фельдшер сменил тон на барский. Конечно, сделаю. Действительно, столько времени зазря потратили. Ложитесь.

— А то через десять минут такси должно приехать. — Только побыстрей, пожалуйста, — женщина начала быстро освобождать от одежды грудную клетку. Чтоб на поезд не опоздать.

Фельдшер снял ЭКГ, внимательно изучил, потом аккуратно сложил плёнку и сунул себе в карман.

— А мне вы копию дадите? — А… — женщина замялась в третий раз.

Её ещё должен ответственный врач на подстанции проверить. — А плёнку бригада снимает исключительно для архива. Впрочем, у вас на ЭКГ всё замечательно. И снимать копию ЭКГ для больного бригада не обязана. Счастливо отдохнуть. Можете смело ехать в санаторий.

***

— Короче, испортил ты бабе весь отпуск. — Пишет вот, что по твоей милости она и на поезд не успела, и в санаторий её не приняли, и кардиограмму ты ей на руки не дал, — заведующий снял очки и с деланной укоризной взглянул на фельдшера. И не стыдно?

— Она первая начала. — Неа, — фельдшер зашмыгал носом, изображая провинившегося школьника.

Спасибо, что читаете мои рассказы! Поздравляю коллег с Днём медицинского работника и желаю Вам всего наилучшего.