Больная тема. В регионах катастрофически не хватает обезболивающих

Это подтверждают подсчёты Минздрава и фармацевтической компании "Московский эндокринный завод" (главный производитель наркотических обезболивающих в России). В России острая нехватка обезболивающих.

Но получили они только 267 тысяч — это 69% от необходимого количества. В прошлом году всем субъектам по плану требовалось 389 тысяч упаковок наркотических обезболивающих лекарств. Речь идёт о таблетках, капсулах, пластырях — проще говоря, о всех формах лекарств, кроме уколов (это называется "неинвазивные формы").

Например, Республика Ингушетия на 2017 год попросила 450 упаковок, а по факту не получила вообще ничего — 0%. В некоторых регионах с этими обезболивающими случилась буквально катастрофа.

Там потребность покрыта на 23% и 5% соответственно. Среди отстающих оказались Крым и Севастополь. При этом, например, Севастополь просил более 7 тысяч упаковок неинвазивных наркотических обезболивающих, а получил по итогу только 371 упаковку. То есть почти никак не покрыта. Сложно представить, сколько пациентов так и не увидели долгожданных лекарств.

А в Санкт-Петербурге дела обстоят немного лучше — там запрос региона был удовлетворён на 86%. В Москве ситуация тоже печальная: потребность покрыта лишь на 64%.

В Забайкальском крае и Якутии потребность покрыта примерно на 20%. Проблемы с такими обезболивающими и в Вологодской области: регион запрашивал почти 2 тысячи упаковок, а получил лишь 12% (225 упаковок).

<p></p>

Амурская, Тюменская, Архангельская области и Пермский край получили столько обезболивающих, сколько и просили. Есть регионы, которым повезло больше. Близка к идеалу ситуация с неинвазивными наркотическими анальгетиками в Брянской и Тверской областях, Татарстане, Чечне и других субъектах.

Такие лекарства выписывают пациентам, у которых болевой синдром реально угрожает жизни, — после тяжёлых травм, при СПИДе (последней стадии ВИЧ-инфекции), в большинстве случаев в таких лекарствах нуждаются пациенты с последней стадией рака. Наркотические анальгетики — это обезболивающие с содержанием наркотического вещества (морфина, кодеина и других), которые способны быстро и эффективно устранять источник боли.

Кроме того, что такие формы чаще назначают пациентам, которым обезболивающее требуется принимать на постоянной основе, это ещё и гораздо удобнее и менее травматично, чем делать уколы. По словам Николая Беспалова, директора по развитию компании RNC Pharma, эксперта фармацевтического рынка, неинвазивные наркотические анальгетики — очень важная группа лекарственных препаратов.

По словам эксперта, причина кроется в том числе в том, что в нашей стране производство наркотических обезболивающих и их реализация далеки от идеала. Почему же не получается обеспечить регионы такими препаратами на 100%?

<p>Фото: © РИА Новости / Евгения Новоженина</p>

Вопрос необходимости создания плантаций мака только несколько лет назад стали поднимать. — В России не производится в промышленных масштабах опиум, из которого делают морфин и ряд других наркотических препаратов. — Прим. Помимо этого есть определённые сложности с созданием отдельных специальных форм выпуска, тех же трансдермальных систем (пластырей. — Кроме того, у нас в стране оборот медицинских наркотических препаратов зарегулирован на всех этапах (от производства до логистики и отпуска пациентам) настолько строго, что даже только за счёт отмены ряда ограничений ситуацию можно было бы кардинально улучшить. а), — считает Николай Беспалов.

Можно предположить, что если бы такие лекарства производили и другие отечественные фармпроизводители, то ситуация стала бы лучше, однако эксперты считают, что это не выход. Как уже упоминалось, в России есть монополист на рынке наркотических обезболивающих — это государственное предприятие "Московский эндокринный завод".

Дело не в том, что это неправильно, а в том, что другие этапы медицинской помощи по обезболиванию выстроены из рук вон плохо. — Наркотические анальгетики всё же товар особенный, это естественная монополия государства. Хотя МЭЗ тоже мог бы работать лучше, структура у этого предприятия, увы, довольно устаревшая, — сказал Николай Беспалов.

По мнению Давида Мелика-Гусейнова, директора НИИ Организации здравоохранения и медицинского менеджмента, регионы не удаётся обеспечить неинвазивными обезболивающими ещё и потому, что такой вид препаратов в нашей стране пока не очень популярный — у нас их активно стали использовать около 10 лет назад, а за рубежом неинвазивные формы уже давно более популярны, чем инъекции.

<p>Фото: © РИА Новости / Михаил Воскресенский</p>

Но, чтобы ими пользоваться, нужно обучить всех врачей правильно подбирать дозу, контролировать высвобождение наркотического вещества из того же самого пластыря, который наклеивается на тело человека. — То, что эти лекарственные формы наиболее удобные, гуманные и комфортные, — очевидно. Много образовательных вещей, которые тоже требуется реализовывать, — считает эксперт.

Сколько по итогу получат регионы, пока даже сложно предположить, особенно учитывая, что поставки лекарств за последние полгода неоднократно были под угрозой. В 2018 году на всю страну потребуется более 400 тысяч упаковок таких обезболивающих.

Якобы иностранные партнёры, которые в том числе обеспечивают завод необходимыми субстанциями и оборудованием, отказываются работать с МЭЗ из-за "политики применения санкций в отношении Российской Федерации из-за присоединения Крыма". Как ранее рассказывал , в конце прошлого года появилась информация о том, что Московский эндокринный завод сообщил в правительство о проблемах с производством обезболивающих.

На этот раз проблема была в том, что основной перевозчик наркотических и психотропных лекарственных препаратов в регионы — государственное предприятие "Спецсвязь" — остался без оружия для охраны этих лекарств. Очередной повод для беспокойства в марте этого года дали уже в Минздраве. Росгвардия изъяла у перевозчика оружие, обнаружив, что организация работает без лицензии на охранную деятельность.

Проблема нехватки обезболивающих для тяжелобольных россиян недавно вызвала резонанс на полях Петербургского международного экономического форума. Пока Минздрав и его бизнес-партнёры решают вопросы купли-продажи и доставки, больные люди продолжают страдать. Нюта Федермессер, руководитель Московского центра паллиативной помощи, вступила в полемику с министром здравоохранения Вероникой Скворцовой, обвинив чиновников Минздрава в сборе ложной статистики.

<p>Фото: © РИА Новости / Кирилл Шипицин</p>

И, конечно, с такой цифрой мы быстрее покажем, что паллиативную помощь получают все. — Реально в стране в паллиативной помощи нуждается порядка 1,3 млн человек — на уровне Минздрава мы озвучиваем цифру 576 тысяч человек. И, конечно, мы покажем, Вероника Игоревна, что у нас все обезболены. В обезболивании нуждается, по мировым подсчётам, 800 тысяч — мы озвучиваем на уровне Минздрава, что нуждается 200 тысяч. Это не так, — сказала Нюта Федермессер.

Что это значит, госпожа министр впоследствии не уточнила. Министр здравоохранения в свою очередь заявила, что статистику собирает не Минздрав, а Росстат, и порекомендовала Федермессер в следующий раз "корригировать свою речевую продукцию".

отправил запросы в 10 регионов, где ситуация с неинвазивными наркотическими анальгетиками обстоит хуже всего, — там не смогли оперативно на них ответить. В ответ на запрос а с просьбой объяснить, почему регионы не обеспечивают обезболивающими на 100%, в Минздраве ответили, что за это отвечают непосредственно региональные власти.